Стихотворения

Вадим Булатов Гульнара

Вадим Булатов Гульнара

 

Прощание с годом

Такое чувство, словно
Прощаюсь с прошлым навсегда,
И, словно нервы человека,
Гудят о чем-то провода.

И вновь уходит год,
И тает по капельке свеча.
Гляжу я в прошлое устало,
Как будто было все вчера.

 

*****

Между мной и тобой тридцать лет,
Каждый вздох и вопрос, и ответ.

Каждый день протяженностью в век…
Между мной и тобой вечный снег.

То, что небом самим суждено,
Сердцем каменным стало давно.

Небывалою платим ценой
За безверие ночи одной…

 

*****

30.09.01 г.

Вам трепетность от Бога не дана,
И нежность пробуждается не с вами,
И потому одна, совсем одна,
Ничья наложница – ничейная жена…
Как легкий выдох красного вина
Лечу над голубыми небесами.

 

*****

Люди пишут, а время стирает,
Все стирает, что может стереть.
Но скажи, если слух умирает,
Разве может и звук умереть?

Звук становится тише и тише,
И сольется он с тишиной.
Но не слухом, а сердцем мы слышим
Этот смех, этот голос грудной.

 

В деревне

Висят кувшины на заборе,
Рубаха плещет на ветру.
Рябины огненное море
Ведет кровавую игру.

На опустевшие дороги
Ложатся сумерки и тьма.
И нет по-прежнему письма,
А только страхи и тревоги.

Как будто вы забыли имя
И номер дома, и число,
Как будто листьями сухими
Дорогу к дому занесло.

 

Лиски. Дон

А Дон встрепенулся,
Ожил, задрожал,
Словно лед раскололся
На тысячу жал.

Вода, как из плена,
Ушла с берегов,
И кружится пена
У длинных мостов.

И чувствуешь сердцем
Могучие силы,
Всю ширь Казахстана,
Просторы России!

 

Весна

1991 г.

А солнышко греет, смеется,
И тают в полях уж луга.
Вот скоро подснежник пробьется,
Уснули метель и пурга.

Бежит, улыбаясь, девчушка,
В глазах васильковая синь,
Сережки на маленьких ушках
Трепещут, играя – дзинь-дзинь!

Спешите, любите, дерзайте,
Мечтайте, родные, всегда.
Душою весь мир полюбите,
И радостью станут года!

 

Не тревожьте Россию

Не тревожьте Россию,
Синий вечер и зной.
Сколько сил от бессилья,
И от лени людской.

Не томите Россию.
Заклинать не берусь.
То, что мы водрузили,
Погребло нашу Русь.

Не томите Россию,
Изможденную страсть.
Сколько мы не вкусили...
А зачем искушать?..

 

*****

Когда была я маленькой,
Хотелось быть мне старенькой:

Им хорошо живется,
Все в жизни удается!

Теперь, когда мне много лет,
Своим мечтам смеюсь вослед

И вновь хочу быть маленькой.
Ах, только быть бы с маменькой.

 

Воспоминание

А там, далеко за селом,
Мне помнится луг,
Березки в воде босиком
И солнечный маленький круг.

Здесь обретала покой и уют,
Куплеты писала, мечтала.
Тут березки и ели не лгут,
А кукушка мне счастье гадала.

Через года вернулась я сюда.
Друзья мои, я уже не та.
Игриво пенится вода,
И слышу я: «Жизнь не проста…»

 

Ожидание

1990 г., Украина

Ах, как я жду тебя, зима!
Как по тебе скучаю!
Деревья строги и дома,
Метель снега качает!

Как колыбельной песни звон
Вой вьюги разливается!
Как на святой хрустальный трон
Взошел Мороз и улыбается!

Детей в сугробах кутерьма!
В сосульках нос и веки!
Люблю тебя, люблю, зима!
Люблю и жду вовеки!

 

Молодым (сыну)

1979 г.

Капельку за капелькой
Осень слезы льет,
А мальчишка, весь промокший,
К девушке идет.

Хорошо, когда тебя
В непогоду ждут.
Хорошо, когда тебе
Верят, не солгут.

Капельку за капелькой
Осень слезы льет.
Грусть осенняя не вечна,
Словно сон пройдет.

 

Суета земная

У мирской суеты на краю постою,
Люди вечно себе суету создают.

Оглянусь ли назад, иль вперед посмотрю,
«Суета всех сует», – я себе говорю.

У земли на краю я песчинкой лежу
И на это на все с того света гляжу.

Как мне много дано, лишь восход да закат,
А что нет им цены, кто же в том виноват?

Принимай все сполна, проще не выбирай,
Ты частицей вселенной себя принимай.

 

Зима в Лисках

Выпал снег – и все забылось,
Чем душа была полна.
Сердце проще вдруг забилось,
Словно выпила вина.

Вдоль по улице по узкой
Чистый мчится ветерок,
Красотою древнерусской
Обновился городок.

Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
Снег летит по всей России,
Словно радостная весть!

Снег летит – гляди и слушай,
Так все просто и хитро
Жизнь порой врачует душу,
Ну, и ладно, и – добро!

 

Марокко

09.2007 г.
У дочери Людмилы в гостях

В Марокко дни согреты солнцем,
Земля обласкана судьбой,
Видна березка за оконцем,
Вернулась словно я домой.

Но нет, я в Африке в гостях,
С утра я балуюсь лучами солнца,
Как будто бы, такой пустяк,
Зима, метели, вьюги где-то.

А у фонтана хорошо,
Купаюсь в волнах океана.
«Приедешь ли весной еще?» –
Мне вторит милая Сюзанна…

 

Моей доченьке

1979 г.

По хрустящему снегу
Сквозь вьюжную мглу
Я тихо гуляла с дочуркой,
Рассказывая повесть свою.
Я ей рассказала про землю,
Про мир наш богатый,
Про дивный народ.
Моя лапотунья слушала тихо.
«Мамочка, мама!
Я тоже народ?»

 

Зима

Мне назначила вьюга свиданье,
Снег следы заметает за мной.
Чтобы ты не увидел случайно,
Когда возвращусь домой.

Вальсы, музыку кружит метель,
И снежинки порошат ресницы.
В бал зимы приоткроется дверь,
Это сказка всю ночь будет сниться.

И хмелея от вьюги круженья,
Не спешу возвращаться домой.
Наслаждаюсь природы твореньем,
Белоснежной чудесной зимой.

 

О поэте

1974 г.

У поэта завидная профессия:
Слушать шепот трав и шум листвы.
Милые березки – вы невеселы?
О какой поре грустите вы?

В небе журавлиное курлыканье,
То ли было это? То ли сон?
Пахнет лето спелой земляникой,
Медуницей и чабрецом.

Вам наряд зеленый так к лицу!
И о вас слагаются стихи…
Отчего же вы, мои березки,
Осенью задумчивы, тихи?

 

Дочери Людмиле

1976 г.

Летней ночью сны не снятся,
Коротка и таинственна ночь.
Звезды в окна твои глядятся.
Спи спокойно, малютка-дочь.

На березах листочки трепещут,
Отражая блики луны.
Только филины жутко хохочут,
Им словно сны не даны.

Летняя ночь, не заметишь, промчится
И слегка прикоснется к твоим волосам.
Доченька, надо скорее проснуться,
Глянь, уже солнце бежит к небесам!

 

Осень

Вот и кончилось ясное лето,
Лес меняет свой прежний наряд.
Лишь по-прежнему ели одеты,
И рябины багрянцем горят.

Я бреду, а уж осень грозится,
Мелкий дождик стучит по земле.
Вот кукушка – упрямая птица –
Все кукует, но только не мне.

Я прошу ее: «Будь справедлива,
Сколько весен мне жить, расскажи».
Но умолкла вдруг птица стыдливо,
Уличила будто ее я во лжи.

Вечер тихо ложится на плечи.
Вон тропинка ведет к леснику.
Врешь, кукушка, мы обе не вечны.
А в ответ мне кукушка: «Ку-ку!»

 

О березоньке

Ее к земле сгибает ливень,
Почти нагую, а она
Сорвется, глянет молча,
И в дождь уймется у окна.

В холодный, стылый вечер,
В погоду веря наперед,
Ее буран берет за плечи,
За ветки белые берет.

И, тонкую, ее ломая,
Из силы бьется, а сама
Она характером прямая,
Кому-то милому верна.

 

В Лондоне (первый визит)

01.01.1998 г.

А в Лондоне куда-то черные бегут
Арабки в длинных платьях,
И все вокруг снуют, снуют,
И не пугает их ненастье.

Здесь двухэтажные автобусы ползут,
В них нет толчеи, суеты.
Людей повсюду вежливо везут,
Вокруг – и зелень, и цветы!

Богата Англия – страна,
А я без мужа, я одна.
Мне б в магазин сейчас пойти
И для души мне книжечку найти!

 

Марокко

2006 г.

Дорога, дорога и снова тревога,
Душа моя рвется, как нить.
И в вечном долгу я, наверно, у Бога,
О милости к милым хочу я просить.

Прощаясь, словно в наказанье,
Часы без устали стучат.
Ах, эти расстояния,
Ах, эти расставания!
В саду уснули птицы,
И филины молчат.

 

*****

Дорога, дорога, и снова дорога.
Собралась я нехотя в путь.
Печаль в моем сердце,
Прощусь у порога.
Смогу ль этой ночью уснуть?..

 

Зимний дождь

30.01.2000 г.

Зимний дождь – словно слезы мужские,
Только в самые черные дни.
Потемнели деревья нагие,
Зазияли набухшие пни.

Лед покрылся морщинками трещин,
Как застигнутые во лжи.
Почему мы сторонимся женщин
В час неслабой открытой души?

Почему вызываем в них жалость
Не рубцами, а сетью морщин?
Слезы, слезы – случайная слабость
Или скрытая сила мужчин!

 

Муза

Лиски, 2013 г.

Ошиблась Муза адресом, быть может,
Зашла ко мне однажды на бегу.
Я, этим посещением встревожась,
Вдруг вспомнила, что было на веку.

И повторилось пережитое когда-то,
И чувства будоражат кровь мою.
Я снова стала замечать закаты
И удивляться им не устаю.

Известно – Муза ветреная дама,
И бросит вдруг она меня.
Я буду рада чувств прекрасным,
До дней последних в памяти храня.

 

О художниках

Все реже обращаюсь к краскам,
Писать с натуры недосуг,
Но иногда кусочек сказки
Мой беглый взгляд задержит вдруг.

И на мгновение застынет
Подмеченная неспроста
Необрамленная картина
И неземная красота.

Какой творец, какой художник
Незримой кистью рисовал
И старый двор, и дивный дождик,
И радуги полуовал?

О, есть ли где картины лучше?
Стою, не глядя на часы,
Вбирая в мысли, в сердце, душу
Пейзажи средней полосы.

 

Крик

10.07.20003 г.

Посвящаю России.

Я бреду по просторам,
Я по кручам иду,
С окрыляющим взором
Гляну – все на виду.

– ЧТО с тобою , Русь?
Почему пошла вкось?
Горем я поделюсь –
Остальным в горло кость!

Золотистые пашни
Зреют ночью и днем...
Златоглавые башни
Полыхают огнем...

Поднимись, моя Русь!
Ради Бога молю!
Я тобою горжусь!
И всем сердцем люблю!

 

В день 8 Марта

1974 г.

Я сегодня встала рано,
За окном пылал рассвет.
Мне поздравить маму надо,
Пожелать ей долгих лет.

Пусть она живет, не зная
Ни беды, ни слез.
Подарю букет, родная,
Из гвоздик и роз.

Я в глазах твоих любимых
Вижу чудный свет.
А в руках твоих усталых
Дней суровых след!

Долгих лет тебе, родная,
Внуков звонкий смех.
Наша мама дорогая,
Ты же лучше всех!

 

*****

Средь весенних ветров и людской суеты,
Где-то в дебрях скрывается лето.
А за ромашками грез прорастают цветы,
Укрывая могилу поэта.

Нет, судьба неспроста подбирает штрихи,
Отбирая лучик от света.
Только б жили стихи. – Только б жили стихи…
– Выше нет наград для поэта.

В океане любви, под покровом светил,
Зародится достойная смена,
Чтобы кто-то другой твою песнь подхватил,
Твою душу избавив от плена.

 

Атлантический океан

Рабат, 2006 г.

Поездка к дочери Людмиле.

Обласканная солнцем,
сижу я с раннего утра.
Забыла, что ноябрь
и что в дорогу мне пора.

Ах, эта жизнь загадочна,
как в сказке.
То весело, то с грустью он,
этот мир кидает без оглядки.

Живу, боясь разрушить все и это.
Идет война, и беды где-то,
а я на солнышке у берега пишу
и уж совсем о прошлом не грущу.

 

*****

Умру и я, но так же в небе
Луне задумчиво висеть.
Все так же будет глупый жребий
По жизни следовать и впредь.

Жизнь, как и прежде будет мчаться
Из суеты в небытие
И вечно быть! И может статься,
В ней кто-то вспомнит обо мне?

А если вспомнит, знаю, будет
Тропу труда торить вослед.
Не забывайте только, люди,
В своей душе любить рассвет.

 

Уголок моей природы

1984 г.

Мне летом хочется зимы,
Снежинок рой пушистый.
А осенью хочу весны
И запаха травы душистой.

Вокруг таинственно темно,
Кукушек слышу голоса.
Как много в жизни мне дано:
И лес, и солнце, и роса.

Пойду и встречу я восход
Среди ромашек белых.
Бежит ручей, спешит вперед
Средь ягод спелых-спелых.

С ума сойду от хора птиц,
Вскружит мне голову листва.
Усну я здесь, а ты проснись.
Скажи мне нежные слова.

Мне хочется всегда туда,
Где начинался жизни путь.
И пусть летят твои года,
Родного края не забудь.

 

Желтоглазая осень

С. Т. П.

Словно Марья с Иваном,
В окружении сосен
В расписном сарафане
Желтоглазая осень.

Они в танце кружатся,
Но без песен в тиши,
Будут ночью шептаться
У воды камыши.

У рябинушки скромной
Платье в красный горошек,
Обнялась она с кленом,
Нет милей и дороже.

Пойте, ветры, на флейте,
Обрывая наряд.
Белоснежны невесты
От смущенья горят.

Но зима не остудит
Жарких взглядов любви,
И деревья, как люди,
Руки сжали свои.

 

Кукушка

Житомир, 1999 г.

Вот и кончилось ясное лето,
Лес меняет свой прежний наряд,
Лишь по-прежнему ели одеты,
И рябины багрянцем горят.

Я бреду, а уж осень грозится,
Мелкий дождик стучит по земле.
Вот кукушка, упрямая птица,
Все кукует, но только не мне!

Я прошу ее – будь справедлива!
Сколько весен мне жить – расскажи!
Но умолкла вдруг птица стыдливо,
Уличила будто я ее во лжи.

Вечер мягко ложится на плечи,
Во-о-он тропинка ведет к леснику.
Врешь, кукушка, мы обе не вечны,
А в ответ мне кукушка: «Ку-ку!»

 

В Лондоне

2000 г.

А в Лондоне стеною дождь,
Деревья гнутся до земли.
Упала маленькая гроздь,
Здесь десять дней моих прошли.

С утра безумствует природа,
Вуалью темною закрылся день.
Все холодней здесь год от года,
Фонарей огни мерцают – синь.

А время все же неумолимо,
Пройдет зима, придет весна.
И мы меняемся незримо,
Нам жизнь лишь раз, лишь раз дана…

P.S. 8-го декабря родился мой внук в Лондоне.
Его назвали Эдвард-Александр.
Мама – Людмила.
Папа – Ричард Элион Менкин.

 

На Урале

Дочери Людмиле, 1976, 1989 г.

Уже давно цветут ромашки,
По ним ползут, ползут букашки.

Черемуха уже отцвела,
Пять лет я на Урале не была.

И вот собралась в путь,
Возьму с собой печаль и грусть.

Без них мне юность не понять
И сердца боль мне не унять.

Еще возьму с собой я дочку,
Без сна с ней проведу я ночку.

С ромашек ей венок сплету
И ранний солнца луч ей подарю.

В глазищах карих милые смешинки,
С волос сдуваю одуванчиков пушинки.

Ах, беззаботное дитя
На ушко шепчет: «Я люблю тебя!»

(Дочке было тогда 5 лет)

 

О весне

1998 г., Украина

А март пришел уже давно,
Апрель шагает смело!
Так хочется открыть окно,
И чтоб листва шумела!

Но в окна злобно бьет метель,
А по ночам крик вьюги,
Дает нам знать, что вот теперь
Зимы последние потуги!

Она от злости все мрачней,
Ничто ее спасти не сможет,
А днем от солнечных лучей
Капель ее тревожит!

Она коварна и сильна!
И хочет еще властвовать!
Но в дверь уже стучит весна:
«Довольно царствовать!»

А наши дни бегут волной
И не дают опомниться,
Лишь только спор зимы с весной
Надолго нам запомнится!

 

Грибная пора

А за Дон рекой
Шампиньонов – море!
Собирать идем семьей,
Жарить будем вскоре.

Ветер словно в рог трубит,
Холодит немножко,
Белоснежные грибы
Прячутся в лукошко.

Я сказала дочке Люде:
«Ты садись поближе.
Вот тебе грибы на блюде –
Пальчики оближешь!»

Ну, а младшая из нас –
Наша крошка Таня,
Кормит друга Мишку:
«Ешь быстрей – они в сметане».

И скажу я всем на зависть –
Где б по жизни не идти,
Лучше места, чем Воронеж
Мне на карте не найти.

 

«Если бы молодость знала,
если бы старость могла»

О весенней красе не хочу я жалеть.
Просто по сердцу мне рыжей осени медь.

Знаю мне возразят… – В чет же тут красота?
Засыхают цветы, да и роща пуста,

Отгорает закат, не поют соловьи,
По-смешному звучат все признанья в любви.

Я тихонько смеюсь – «Ну, и что ж, ну так что ж,
Никогда не поймет пожилых молодежь,

Пусть улыбка горька, пусть морщинки у глаз,
Но душа старика не старей чем у вас.

Они любят внучат и прощают детей.
И становится зрелость с каждым годом мудрей.

Стариковский закат догорает дотла»,
Ах, если б молодость знала, если б старость могла.

 

Мы хотим мира

1986 г.

Смогут ли рождаться снова дети!
Колыбельную спою ли я,
Если порох вспыхнет на планете,
Задрожит от зарева земля?

Иволга в ночной тиши не вскрикнет,
Не взмахнет крылом в степи орел,
Если в небе голубом возникнет
Ядерного взрыва ореол.

Будет ли прекрасное мне сниться –
Молодость моя, моя любовь?!
Будет ли свободно песня литься
И любимые встречаться вновь?

Я хочу сказать во весь свой голос:
Пусть войны не знает шар Земной!
Пусть колышется всегда пшеничный колос
И сирень всегда цветет весной!

 

Лапти

Казахстан, Державинск, 1978 г.

Дед оставил мне в наследство
Лапти настоящие!
Новые, блестящие, хрустящие!
Их повесила на гвоздь,
Каждый лапоть врозь.
На стене они висят,
Меж собою шелестят:
«Ну, дожились мы с тобой!
Посещают нас гурьбой!
А вчера меня один
Долго нюхал господин,
Щупал, гладил, хохотал,
Бородою щекотал».
«Как ты думаешь, теперь
Не заглядывают в дверь?
Эх, погулять бы на свободе,
Да только туфли стали в моде,
Боты, сабо, сапожки,
Ну, а мы состарились немножко…»
Так они шептались долго,
Пока в доме все не смолкло,
А наутро я себе сказала:
«Вот хорошее начало!
Для народа и друзей,
Подарю-ка их в музей!»

 

Сентябрь

Я видала утром рябь бежит по лужам,
Это значит, лето подошло к концу.
Может быть, кому-то этот знак и нужен,
Только я не рада этому гонцу.

Для кого-то осень дело нету проще,
Листопад с дождями выменял на зной,
Золотом раскрасил и леса, и рощи.
А меня сентябрь тронул сединой.

Я видала утром белый знак мороза,
На траве и листьях иней серебром.
Кто-то скинул лето, будто бабу с воза,
Чтобы гнать телегу за другим добром.

Только мне не время с осенью брататься,
У меня в ломбарде летние дожди.
Мне б скопить деньжонок, силами собраться,
Выкупить бы лето – осень подожди.

Я видала утром стая птиц кружатся,
День, другой и с криком полетят на юг.
Мне перо под ноги медленно ложится,
Мол, лети за мною в Мир, где нету вьюг.

Я бы рада взмыть над суетою
И умчаться с ними в тишь и благодать.
Только поит осень брагою густою,
Как не пить коль чашу не кому отдать.

 

О моей Родине

Часто мне снится родное поле
И белый ромашковый луг,
Над речкою ива в неволе.
И сердце сжимается вдруг…

Я б дорого отдала, если
Жила бы там, где родилась.
На сторонке далекой до боли
Душа моя вся извелась.

На утренней зорьке домашней
Услышать хочу соловья,
Букетик прижать из ромашек,
Послушать бы говор ручья.

На этой сторонке далекой
Прожито много лет.
Доченька выросла взрослой,
Покоя душе моей нет.

А там, на Урале, как в песне,
Черемуха буйно цветет,
Петух голосистый невесте
И девушкам спать не дает.

Мне часто снится белое поле,
Березка, сирень и мой дом.
Когда покидаем крылечко родное,
Не думаем мы ни о чем.

 

*****

5.12.1999 г. (ул. Чапаева, Житомир)
P.S. Снимала квартиру.

Вдалеке от больших городов
Я в плену разудалой метели,
Я живу без хлопот и звонков
Под приглядом раскидистой ели.

Здесь танцуют огни за окном,
Поздний вечер рождает тревоги,
И сугроб с неокрепшим горбом
Притулился ничком у дороги.

Здесь нахохлившись, стынут дома,
Крылья крыш, прижимая уныло.
И в рождественский праздник устало
Звездный бисер на снег набросало.

 

Песни Украины

1991 г.

О, как на Украине женщины поют!
Я слушала, дыханье затая.
Русалочки все косы расплетут,
Как будто бы росою умываюсь я.

Поют в работе, радости, беде,
Играют свадьбы золотые.
Трава вдруг замерла в воде –
Идут венчаться молодые.

В их песнях – голос Кобзаря,
Их голоса – водицы звон.
Играет радугой заря,
Мелодия взошла на трон!

Поднялась в небо и летит,
Как лебедь белокрылая,
Вся в белом яблонька стоит,
Грустит калина милая.

Не рвите струны сердца моего,
Она болит, оно страдает,
А женщины от мира не сего
Поют и песней душу вынимают.

 

Бродяга

1986 г.

Шел по дорогам бродяга,
Люди шептали: «Бедняга».
А он был просто чудак,
Говорил: «Брожу просто так».

Рано проснувшись, росой умывался,
Приветствуя утро, он улыбался.
К пернатым он обращался на «вы»,
И никогда не срывал он цветы.

Был он просто смешным,
Когда представился нам молодым.

С большим рюкзаком,
С доброй улыбкой в устах,
Он с кем-то шептался в кустах.

То колокольчик кивал ему бойко,
Листва шелестела: «Постой-ка!
Я от солнца тебя защищу,
Под кроны свои тебя усажу,
Прикрою тебя большим лопухом,
И будет уютен твой сказочный дом!»

Люди шептали: «Бедняга!»
А он был в природу влюбленный бродяга!

 

Волшебство

Казахстан, Державинск
Самые крупные и красивые тюльпаны были в степях Казахстана

Таинствен путь весны в природе
От южных гор до льдов седых.
Я радуюсь любой погоде
И счастью старых, молодых.

Весна сначала всех тревожит,
Потом всколышет все до слез!
Ты вспомнишь путь, который прожит
Среди дождей, среди берез!

Она таинственной рукою
Покроет шелком небеса,
И ты под тихою рекою
Услышишь птичьи голоса.

И солнца луч, меня встревожив,
Как будто говорит: «Ты чей? Ты чей?»
Я отвечаю: «Жизнь здесь прожил».
Мне вторит, радуясь, ручей.

Ковром чудес, тюльпанов море
Ты раскидала предо мной.
И как волшебник, на просторе
Колдуешь вечностью земной!

 

Женщина Осень

Рыжая женщина осень
Возраст бальзаковский свой
Спрятать старательно хочет
За золотою листвой.

Яркий наряд свой примерит,
Брови слегка подведет
И несомненно поверит
В то, что любимый придет.

Где-то вздыхает гармошка,
Зябкая речка рябит,
Только она у окошка
Вслед гармонисту глядит.

Скоро, должно быть, прохлада
К ней пожелает в родню.
Не потому ль она рада
Каждому ясному дню?

Не потому ль, провожая
Стаи в их дальний полет,
Чуточку преображаясь,
Встречи, как в юности, ждет?

Золото – серьги и кольца,
Пестрое платье до пят.
Хочется чуточку солнца,
Хочется счастья опять.

Видимо, есть Бог на свете,
Если в назначенный час,
Точно в лото – в бабьем лете
Выдался женщине шанс.

К вечеру в семь или в восемь
Вновь на свиданье идет.
Рыжая женщина Осень,
Где твой желанный джек-пот?

 

Марокко

Сентябрь, 2006 г.
Рабат, столица Марокко

А вечер тих и небо ясно,
Свеча на столике горит.
Шампанское шипит игристо,
Душа с душою говорит.

Был вечер этот мне подарен
Тут, в мандариновом саду.
Сюда стремилась я недаром,
И вот я здесь – в шестом году.

Рабат, сентябрь – в разгаре лето,
Весь сад напоенный росой.
А там идут дожди и ветры где-то,
И мне не хочется домой.

Хочу я зорьку не проспать,
Услышать вой, шум с океана,
Нам до него рукой подать,
Со мной соседушка Сюзанна.

Плюс тридцать два – в зените солнце,
Согрет песок и океан.
Пускает зайчики в оконце
Вихрастый, черный мальчуган.

Мечты сбываются, как в сказке,
Об этом с дочкой говорю.
Внучок играет с другом в прятки,
Я этот вечер вам дарю.

(Вечер в Марокко)

 

Ради счастья на Земле

Знаменами алыми, славой победы
Очерчен твлй праведный путь.
Когда у страны были страшные беды,
Ты родилась, чтоб шагнуть –

С песней прекрасной по Площади Красной
С честью, отвагой к руинам Рейхстага,
Над нашей планетой взмыть грозной ракетой,
Чтоб враг не посмел на наш мир посягнуть.

В боях и ученьях ты закалялась,
Был меч справедлив твой всегда.
Нелегкая доля солдатам досталась,
И никто не забудет о том никогда:

Ни ада пустыни, ни пепла Хатыни,
Ни сырость окопа, ни штурм Перекопа.
И подвиг солдата мы чтить будем свято!
Над бессмертьем его Лучезарит звезда!

И ночью, и днем – ты щит мира надежный,
Своими питомцами можешь гордиться.
И если раздастся сигнал вдруг тревожный,
Будет надежно закрыта граница.

На суше, на море, в воздушном просторе,
При всполохе алом свинцом и металлом.
Судьба всей планеты у пульта ракеты,
Чтоб ужас войны не смог повториться!

 

*****

А хлебные поля под небом синим,
В час, где тихо и светло,
Женщина по имени Россия
В сарафане вышла за село.

Говорят, что видели у рощи,
Говорят – видали у реки,
Говорят, что ночью прошлой
Песнь ее слыхали старики.

Только у кого бы ни спросила я,
Все разводят руки мне в ответ.
Женщина по имени Россия,
Твой в России затерялся след.

Я не знаю, в чем же тут причина,
Может, в том, что думаю о ней?
То мне видится лицо ее в морщинах
С нежным взглядом бабушки моей,

То она уж схожа с мамой,
То лицом похожа на жену,
Что, назвав однажды самой-самой,
Выбрал я из тысячи одну.

То она на дочь мою похожа,
Так же независимо юна,
То порою думаю, что может,
Будет схожа с внучкою она.

И пока теряюсь я в догадках
И ищу черты ее лица,
Где-то ходит женщина украдкой
По дорогам русским без конца.

Только у кого бы ни спросила я,
Все разводят руки мне в ответ.
Женщина по имени Россия,
Твой в России затерялся след.

 

Буря. Зима

Наш домик, оконце прищуря,
Пригнувшись от страха, дрожит.
Весенняя первая буря
Вдруг все, что может, крушит.

У яблони ветки нагие
Качаются, гнутся, скрипят,
Под натиском злобной стихии
По стеклам оконным стучат.

Как будто зовут защитить их,
Укрыть или спрятать в избе
От звуков то громких, то тихих,
Я страх затаила в себе.

Печальные стоны и скрежет,
И грохот, и жалобный вой,
И визг, будто борова режут,
Над самой моей головой.

Лежу и ругаю стихию
За то, что мешает мне спать.
И раз уж не сплю, то стихи я
Об этом решила писать.

 

Марокко. В гостях

Сентябрь, 2006 г.

В субботу в гости пригласили,
Подарок выбран, ох, дорогой.
Гостей по титулу всех огласили.
И дочь, и зять идут со мной.

Послы из Австрии, Канады.
О ужас! Как же я боюсь!
Быть может, мне туда не надо,
Приема важного страшусь.

А Люда молвит: «Так, мол, надо!
Бояться – значит отступать!
Подумаешь – посол Канады!
А ты важнее – моя мать!»

Наряды мерили, смеялись,
И макияж отменный!
Сижу я, в зеркало глядясь,
А внук мой рядом неуемный.

А красота – и зал, и стол!
Господ собралось и немало.
А вот Канады и Австрии посол,
Приветливо нам руки жали.

О Боже, как же я устала
От суеты, людей, мне незнакомых.
Пришла домой, в кровать упала,
И снились мне богатство и хоромы!

 

Раздумье над уходящим годом

Южноуральск, 2003 г.

А старый год уж отступил,
Мне жаль – ведь мы взрослеем…
Во мне он многое убил,
Я многих словом не согрею.

А ночью – сильный ветер был,
Об форточку стучались звуки.
Он так свирепствовал и выл,
Свои он раздавал нам муки.

А мне не спалось, думалось
О детях, внуках – мои и не со мной.
И сердце уж не слушалось,
Ах, вдруг не справлюсь я с собой.

Скрипели ставни, ветви гнулись,
И музыка струилась плавно,
И вы внезапно улыбнулись:
«Все хорошо – все будет славно!»

Я в этот час сижу, радею,
Пишу о вас и о себе.
Душой всегда за всех болею
И благодарная я судьбе.

И сын, и дочка повзрослели,
Росточки есть – два внука.
Быть может, песнь свою допела?
Ну, жизнь моя – такая штука…

Но есть и солнце, и цветы,
Есть небо голубое,
Есть дети – внуки и мечты!
Все это для меня святое!

А значит, надо долго жить,
Себя любить ведь тоже надо!
Но не ползти! А только быть!
Ведь жизнь дана мне как награда!

Так пусть же счастливы все будут!
Добра желаю вам!
А если кто-то меня судит,
Прощенье шлю друзьям.

 

Печаль моя – осень

1997 г.

Бьются листья багряные оземь,
Птичий клик пропадает вдали.
К нам приходит красавица-осень,
Дав плоды благодатной земли.

Позолотой сады украшая,
Преподносит дары нам сама.
Золотистым зерном урожая
Наполняет она закрома.

В буйстве красок волнует нас осень,
Просыпаясь на зорьке с утра,
Только кроны стремительных сосен
Рвутся в небо, как пламя костра

Отшумели листвою дубравы,
Зимний холод уже не далек.
На луга , на пожухлые травы
Ночью иней серебряный лег.

С каждым днем все прохладнее дали,
Холоднее и резче ветра,
И теперь уж и солнце едва ли
К нам заглянет в окошко с утра.

А к утру все поля растуманятся,
Посветлеют всех рек берега.
Отчего же ты, осень, печальница,
Как родная сестра дорога?

На поля, на пожухлые травы
Ночью иней серебряный лег.
А к утру все поля растуманятся,
Посветлеют всех рек берега.
Отчего же ты, осень, печальница,
Как родная сестра, дорога?..

 

Встреча

Говорят, что жизнь идет по кольцу.
Я – казалось шагал по прямой.
Только вдруг прислонился к крыльцу,
Пригляделся – а дом-то мой...

Постучал – открыла она…
С удивлением вскинула бровь...
– Столько лет все один, да один...
– Ты откуда, шальная любовь?

Много странных путей и дорог
Повидал на щедром веку.
Радость встреч и печаль похорон,
Я менял любовь на тоску.

Я был весел, не беден, удал,
Был щедр и нищим в пыли.
Но не пропал, не предал
Этот кусочек милой земли.

Не прошу я принять, иль простить
Наше прошлое кануло во мглу.
Я пришел у тебя погостить...
Да взглянуть на лампадку в углу.

Ты меня не гони, не брани,
Дай немного еды и огня...
Боже правый – прости, сохрани.
Все что станется после меня.

На пороге надел свои сапоги,
Прощайте и эти края...
Ждут подруги, ждут враги...
И не спетая песня моя...

 

Мальчик и воробей

Посвящая сыну Радику

Под окном на снегу
Воробья увидел.
Со всех ног к нему бегу
Может, кто обидел?

Что ж уселся ты, мой друг,
Напротив окошек?
Не на дереве, а тут,
Не боишься кошек?

Я тихонько его взял,
Положил в ладошку,
Обогрел и хлеба дал,
И водицы ложку.

Мой воробушек ожил,
Крылышки расправил.
Потому что накормил,
В беде не оставил!..

 

Девушка-весна

Ах, эта девочка-весна
С небесными глазами
Мальчишку вновь лишила сна,
Ну, что за наказанье?

Не до уроков пацану,
Не до друзей хороших,
Он ищет девушку Весну
Среди девчат прохожих.

Ни в той, ни в этой и ни в той
Ее он не находит.
Он или опьянен мечтой,
С ума ли просто сходит?

Когда черемухи цветы
И запахи дурманят,
Тогда без страха высоты
Его высоты манят.

Когда сиреневым огнем
Горит сирень у дома,
Тогда рисует день за днем
Ее черты в альбоме.

Когда до третьих петухов
Ее дыханье слышит,
Тогда обрывками стихов
И говорит, и дышит.

Когда гитарная струна
Звучит и в новой песне,
С ним рядом девочка Весна
И чувствам в сердце тесно.

Тогда весь Мир цветущий сад,
И из цветка любого
Навстречу смотрит нежный взгляд,
С надеждой и любовью.

 

Новый день

Рассвело,
Убежала прохлада
По прорезавшим кронам лучу.
Новый день,
Как и прежде – шарада.
Но об этом пока помолчу.

Помолчу и о том, что пропало,
Что потешной судьбою смелось.
Что как будто и много и мало,
Ну, а в общем-то жизнью звалось.

Грусть придавит, когда в односчастье
Все, что делалось, станет чужим.
Когда даже надежда на счастье
Уплывает тихонько как дым.

А по времени, как по долине,
Не решив, что задумано в срок,
Снова тешишься в тихом унынье,
Запинаясь о свежий порок.

И уже согласись, не поется,
Знаешь точно, наступит тот миг.
Кто оглянется, кто обернется
На услышанный жалобный крик.

С кем останешься вдруг в односчастье?
Кто поймет, кто поддержит любя?
День грядущий, как гром беспристрастен –
Он помощник тебе и судья.

Вот и ищешь в безумном потоке
Ту частицу любви и тепла,
Что тебя в бытие однобоком
Беззастенчиво так обошла.

Мы как прежде спеша по дороге,
Совершаем слепые шаги.
То ли слишком жестоки к нам Боги,
То ли мы без ума дураки.

Оглянись, улыбнись непременно
До того, как свершишь ты свой шаг,
Оцени суть чужих подаяний,
Оцени свой задуманный путь.

 

О себе и для себя

1986 г.

Когда родилась я, был май,
И ночь была безлунна и темна.
В природе говорят:
«Рожденный в мае – мается,
И родину он не имеет –
Повсюду он скитается».

Когда родилась я, сирень цвела!
Заглядывая в окна – баюкала меня.
Цветы любила и люблю,
Завистливых и подлых – презираю.
Живу – то маюсь, то страдаю,
Но цену жизни – знаю…

В народе говорят:
«Рожденный в мае,
В мае умирает…
Пусть будет так!
И снова ты цвети, сирень!
Пусть будет первый гром,
Но день!

Я не хочу, чтоб ночь была!
Хочу, чтоб всюду пели соловьи
И запахи моей земли
Меня б тогда с ума свели!

P.S. Это стихотворение я посвятила сама себе.

 

Майский гром

1985 г.

Вдруг стало хмарно,
Тучи набежали,
Пошел по роще шепоток,
И листья мелко задрожали
В траву зарылся
                         крохотный жучок.

А гром! Певучий великан!
Взял смело в руки барабан!
Танцует дождик, веселится.
Вода надула щеки, злится!

Ах, майская гроза!
Смеется мокрая девчонка!
Как васильки во ржи, глаза!
А голос звонкий, звонкий!

По лужам мчится детвора,
Им весело в своем кругу,
А я до самого утра
Брожу по свежему лугу.

 

Вадим Булатов Гульнара

Вадим Булатов Гульнара

Вадим Булатов Гульнара

 

Вадим Булатов Гульнара

 

Вадим Булатов Гульнара

Вадим Булатов Гульнара