Статус уездного города

Есть у берега Тихого Дона,

У широких прибрежных лугов,

В яркой зелени маленький город -

Богучар средь цветущих садов.

И. Дорошенко. Из стихов «Богучарский колоc».

 

В 1711 году по вступлению Азова в Донецкий Успенский монастырь, что был в 25 верстах от нынешнего Богучара, вместе с притчом и монастырским имуществом прибыл на двух бударах и был там размещен громадный 115-пудовый колокол, вылитый в  Азове в первую годовщину взятия Азова. На колоколе выпуклыми славянскими литерами значилось: «… на радость православным христианам, а не посрамление нечастивым магометянам».[1] Позднее, по указанию Петра I, на юг Воронежского края России были переброшены значительные группы переселенцев, основавших вблизи Донецкого еще три русских села - Пасека, Сухой Донец и Архангельское. Лишь в 1716 году новым указом генерал - адмирала Воронежской губернской канцелярии было «велено казакам Острогожского полка»[2]  вновь поселиться в новочеркасской слободе Богучаре. В 1716 году все землянские черкасы (дети и внуки первых поселенцев) были переведены в район реки Богучар и Черная Калитва.

«Черкассы» - украинцы, бывшие жители разоренной татарами Украины, заселили берега рек Л. Богучарка в районе нынешних сел Полтавка, Купянка, Дядин, Радченское (Красноженовка). В феврале 1716 года Воронежской губернской канцелярии по предложению графа Апраксина было велено «…на речках Толучеевой и Богучар поселить две сотни Черкасс с Корочи, Ливен, Талецкого и других мест, а в марте 1717 году велено, ему же Тевяшову: Острогожского полку казаков, которые живут в Киевской губернии, и именно: с Ливен, Старого Осколу, а Корочи, а так же Воронежской губернии с городов Тальца, Землянска, Чернавска и сел: Ендовицкое, Гваздиевки, Переливки, перевести и поселить в новоприписанные слободы на Тулучеев, Богучар, Айдар и другие. Из «Памятки», данной 29 апреля 1717 года по приказу Тевяшова «Ендовискому» сотскому Савелию Яковлевичу, «атаману и всему посольству, хранящийся архив в делах Острогожского Уездного Суда, видно, что переселение это велено  окончить в 1717 году, без всякого отлагательства».[3] Для удовлетворения нужд поселившихся казаков Богучарской сотни были отданы земли по реке Богучарке на 60 верст до тех мест, где ныне находится станция Кантемировка. Краевед Г.Г. Ткачев в статье «Исторические указания на местность и народонаселение», опубликованной в 1865 году в «Губернских ведомостях», сообщал, «что они селились большей частью хуторами и преимущественно по двум рекам: Богучару и Тулучеевой… есть места, которые местные жители называют хуторищами, прибавляя, что предки их сперва жили на этих местах». Когда население увеличилось и первоначальные места заселения стали многолюдными, «малороссы по своему характеру, не любящие тесноты, стали уходить из селений в степь».   С 1716 года Богучар становится слободой. В 1720 году в крае возводится завод рудных дел под горой при слиянии трех рек - Подгорной, Тулучеевой и Маниной, недалеко от села Калач. Завод размещался на площади десяти десятин. За год на нем производилось до трех тысяч пудов изделий, завод имел шесть домен для варки железа, две кузницы, угольный амбар и несколько дворов.[4] В этот же период на Богучарщине появились винокуренные заводы, кузнецы, развивается столярное, плотницкое и кожевенное дело Административное устройство было в крае сотенное. Строительство первого кирпичного здания в селе Богучар было начато в 1720 году, это была Рождество - Богородицкая церковь[5], возведенная на берегу реки, где простояла до 1853 года, затем переведена на возвышенное место (ныне здание районного краеведческого музея). А.Н. Бунин пишет: «Я родился в октябре месяце 1833 г. Помнится мне наш старый дом в Богучаре Воронежской губернии, на острове, - так называлась местность, на которой теперь осталось два-три дома… В нескольких шагах от дома была Рождество - Богородицкая церковь, построенная еще первыми поселенцами Богучара … церковь эта находилась недалеко от довольно крутого берега реки, постоянно обваливающегося от разлива и угрожающего обрушением церкви…находили тут, особенно после половодья, торчащие из обрыва человеческие черепа и целые скелеты (вероятно, здесь было первоначальное Богучарское кладбище)». В 1723 году по представлению генерал - майора князя Шаховского, во всем Острогожском полку старый военный порядок управления был заменен новым; из лучших казаков учрежден драгунский полк, в том числе и Богучарский.[6] К полку приписываются большие территории, расположенные по рекам Богучару и Левой. Появляются новые слободы Бычек, Писаревка, Залиман, Лысогорка, Заречка, Красногоровка, Константиновка и другие. Первые слободы получали названия, как правило, от местных топонимов, по названиям реки, урочища, горы и так далее. Напротив же, слободы, образовавшиеся из выселков, чаще назывались по фамилии первого поселенца или по месту, откуда он пришел. [7] В этом же году русские геодезисты П. Лупанин и И. Шишков составили карту Воронежского края. К сожалению, не все поселения были внесены на карту, так как главной задачей их было описание лесов в районе Дона и других крупных ее притоков.

По данным переписи казаков Острогожского полка 1748 года в состав Острогожского полка входили многие населенные пункты современной Воронежской области, в том числе Богучар (записан как «Бугучар»[8]) В Острогожский уезд отходила правая сторона реки Дон, практически от р. Тихая Сосна до р. Богучар. Левая сторона Дона к югу от Битюга до Толучеевской отходила к Павловскому уезду. Тогда же геодезисты впервые нанесли на карту Богучар.[9] В XVII веке границы Русского государства отодвигаются далеко к югу. Обязанность в обороне юга полностью переходит к Войску Донскому. Уже в 1765 году из Острогожского «и других слободских полков сформированы гусарские полки… и казаки переименованы были в государственных войсковых обывателей…». Как писал в 1865 году в «Воронежских губернских ведомостях» Григорий Ткачев: «В архивах Богучарского уездного Суда к 1773 году относится очень много указов графа Румянцева из Ясс. В этих указах большей частью дело идет о гусарах…», а значит уже  в то время, в Богучаре находился гусарский полк. Лишенные своих привилегий казаки, а так же крепостные крестьяне Острогожской провинции ответили на новый порядок волнениями. Крестьяне требовали записать их в ряды государственных. В некоторых местах от требований переходили к активным формам борьбы: поджогам, восстаниям. В 1773 - 1775 годах развернулась Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева.[10] Чтобы прикрыть Слободско-Украинскую губернию от проникновения отрядов Пугачева с севера, губернатор Слободской Украины Щербин просит В.П. Мусина - Пушкина направить войска «прямейшим до Хоперской крепости трактов», то есть от Белевской крепости на Змиев, дальше по реке Айдар на слободы Богучар, Бычок и Калач.[11]  Крестьянские войска показали господствующему классу необходимость укрепления дворянства на местах. Следствием этого было создание 50 губерний вместо 20 с примерно равным количеством населения. Провинции отменялись. В уездах насчитывалось по 20 - 30 тыс. душ.

После 1773 года Богучарский уезд разбивается на два комиссарства: Меловатского и Калитвянское, которые состояли из следующих атаманств: Меловатского, Петропавловского, Красноселовского, Журавского, Подколодновского, Воробьевского, Новомеловатского, Ширяевского, Дерезовского, Бычковского, Тулучеевского и других, кроме того, в селе Калач и Старой Тулучеевке были станы, а в селе Калач и Старой Меловой - «Земские ратуши».[12] В 1773 году в Богучаре было начато строительство каменной Троицкой церкви. 25 сентября 1779 года Воронежское Наместничество было разделено на 15 уездов, центры были обращены в города. Воронежский губернатор Евдоким Щербинин характеризует уезд так: «Город новоназначенный ведомства Острогожской провинции Калитвянского комиссарства слобода ведомства Острогожской провинции Калитвянского комиссариата слобода Богучар привилегированная. Оная слобода положением своим на большой дороге ведущей в крепость Св. Дмитрия, Ростовского, на реке Богучарке, которая впадает в реку Дон в семи верстах от самого селения, имеет бесперебойную коммуникацию доставляет разные провизии до крепости Св. Дмитрия, чем тамошние жители промышляют. Само селение пространное, простирающееся в длину до трех верст и земляным валом и палисадником, так каменную и деревянную церковь и немалое число помещичьих хороших домов. Ярмарки в той слободе две, и по округе та слобода городом быть весьма сподобна …».[13] Так вторично родился город Богучар. К 1780 году по данным четвертой переписи население города Богучара значительно увеличилось: мещан было 22, войсковых обывателей 3596, подданных малороссиян 30, дворовых людей с дворами десять, всего мужского пола 3658. В ранге 15 городов Воронежской губернии по численности поданного мужского населения город занимал третье место после Воронежа и Острогожска, а среди уездов - лишь традиционное. Увеличение числа крестьян в уезде по сравнению с предыдущей переписью произошло за счет украинских землевладельцев. Их в уезде было 2230 душ. По уезду было 16582 человека мужского пола: в числе их 11795 человек войсковые обыватели, 55 человек помещичьих крестьян и другие сословия.[14] 21 сентября 1781 года был утвержден герб уездного города Богучара. В золотом щите - хорек с червлеными глазами и языком, и герб Воронежской губернии. Щит увенчан серебряной башенной короною о трех зубцах и окружен двумя золотыми колосьями, соединенных Александровской лентою».[15] К 1785 года в Богучаре было 550 дворов и 3179 человек жителей, 6 лавок, две церкви: одна деревянная (построена в 1765 года) и каменная (в 1781 года). В окружности город занимал девять верст 440 саженей[16]. В городе было четыре кузницы. В 1797 году Богучар с уездом отнесен к Слободско-Украинской губернии, а в 1802 году обратно причислен к Воронежской. Город растянут вдоль течения реки версты на две, а в ширину занимает не более 300 сажень. «Сообщение через реку Богучар производится по мосту, который осенью разбирается, во время разлива люди переплывают на баркасах и лодках».[17] 20 апреля 1787 года был утвержден первый план города. На нем указано две церкви, помещичьи дома, деревянная крепость. Свое дальнейшее развитие во второй половине XVIII века получила промышленность уезда. В 1779 года в уезде было 35 винокуренных и 14 конных заводов, 95 частных кузниц, из них четыре в городе, но постепенно основной отраслью экономики Богучарского уезда становится сельское хозяйство.[18] На полях уезда преобладает рожь, сеяли также озимую пшеницу, гречиху. Развивается и животноводство. Этому способствовали большие по площади луга с сочной и мягкой травой, по берегам реки Богучарки. В помещичьих и крестьянских хозяйствах держали овец, коров, коз, но больше всего лошадей. Богучарцы приняли активное участие в Отечественной войне 1812 года. В сражении с турками под Рущуком 22 августа 1811 года маневр Чугуевского уланского полка сыграл решающую роль в достижении победы. Вот как рассказывает об этом эпизоде сам М.И. Кутузов.[19] Противник, «собрав между тем 10 тысяч анадольской лучшей кавалерии, устремился свирепым образом. На левый фланг нашей кавалерии. Сие неожиданное движение привело в смятенье фланговые полки: Белорусский гусарский и Кинбурнский драгунский, но Чугуевский уланский полк, предварив на себя движение неприятельское, оборотился влево, ударил во фланг, сей отважной конницы и, поддержан, будучи кареем 7-го егерского полка, из 2-й линии мною взятым, вместе с оправившейся кавалерией, атаковал неприятеля и истребил отважнейших». Трофеями чугуевцев стали бунчук и 20 турецких знамен. Возглавил полк в атаке А.Х. Бенкендорф, более известный своей деятельностью на посту шефа жандармов в царствование Николая I. Наградой командиру был орден Св. Георгия 4-й степени, пятьдесят улан удостоились Знаков отличия Военного ордена, а унтер-офицер Шаровкин получил Георгиевский крест за № 12545 лично из рук М.И. Кутузова.

Ротмистру Изюмову было объявлено «монаршее благоволение». Все эскадронные командиры получили золотые сабли с надписью «За храбрость». За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине. Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии, в 1800 году, был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича.[20]

Во всей  Воронежской губернии шел сбор пожертвований продовольствием и деньгами для обеспечения Воронежской войсковой милиции. Богучарский предводитель дворянства артиллерии полковник Самуил Николаевич Бедряга пожертвовал - 50 четвертей ржаной муки, 500 пудов сена; коллежский асессор Бедряга - 50 четвертей ржи; титулярный советник Подольский - 25 четвертей ржаной муки, 5 четвертей пшенной крупы; дочери Лофицкие Мария и Александра - 25 четвертей ржи каждая. Всего в уезде было собрано 150 четвертей ржаной муки и 2000 пудов сена. И.В. Лисаневич «за особые заслуги и усердие … на должности губернского начальника милиции» был награжден главнокомандующим графом Орловым - Чесменским в 1807 году орденом святого князя Владимира 3-й степени.[21] В этом была заслуга и богучарцев, которые не только продовольствием, но и деньгами пожертвовали дна защиту отечества. На 25 марта 1807 года в уезде  было собрано 2210 рублей 83 1/2 копейки.[22] В состав Воронежской губернской милиции входило много богучарцев, с уезда в состав полков было призвано 1564 человека. Возраст рекрутов из богучарского уезда был от 22 до 47 лет. Достаточно сказать, что уездному С.Н. Бедряге было 29 лет.

Тысячниками командовали - секунд-майор Т.Л. Пушкарев и штаб-с-капитан И.А. Чехурский, пятисотеные были - штаб-с-капитаны А.П. Лофицкий, П.А. Пушкарев и поручик А.В. Попов, сотенными - титулярный советник И.Г. Степанов, коллежский регистратор А.М. Чекалев, поручик Е.Л. Пушкарев, М.А. Куколевский. (вместо точек должны быть запятые?) И.Б. Роднолицкий, губернский секретарь И.П. Масленнин, поручик П.А. Куколевский, А.Д. Мерганский, коллежский протоколист Петр Голубцов, 14 - класса Г.И. Ровлев, корнеты И.Н. Чеботарев, А.Ф. Пушкарев, П.И. Оболонский, Профирий Плотников, С.Д. Павлинский, коллежский регистратор Елисей Ровнев. Практически от каждого населенного пункта были представлены рекруты.[23] Всего было призвано 210 человек. С первых дней Отечественной войны 1812 года богучарцы были на передовой. В состав гусарского полка вошли ратники 82-го набора, в возрасте от 23 до 48 лет. Сам фельдмаршал Кутузов благодарил старания ротных и батальонных командиров полка за хорошую подготовку. 3-й и 4-й Егерские Воронежские полки вошли под командование начальника, генерал - майора Русакова. Вместе с ним они участвовали в Бородинском сражении у реки Корочи.

Григорий Иванович Лисаневич

Григорий Иванович Лисаневич (Генерал - лейтенант 30.08.1814. ордена Георгия 3-го ул. Орден Святого Георгия IV класса № 1336; 26.11. 1802,

две золотые сабли «за храбрость» (одна с алмазами).

 

Среди них был и С.Н. Бедряга, один из родственников знаменитой в то время династии воронежских Бедряг. Полковник Н.Г. Бедряга служил в Ахтырском гусарском полку в 1812 году отличился в схватке донских казаков (Платова) и гусар (Васильчакова) с  поляками. 24 августа под Бородиным получил контузию в грудь от ядра и уже 28 октября вступил в партизанский отряд Дениса Давыдова[24]. Именно ему Денис Давыдов посвятил ряд своих стихов. Его брат Сергей погиб 28 сентября 1812 года в сражении под Вересеей.[25] Бедряга Егор Иванович (1773-1813) полковник Изюмского гусарского полка, участвовал в Отечественной войне и прославился как партизан. В 1813 году отличился при взятии Берлина и г. Люнебурга, куда ворвался первым; под Гальберштадтом, совершив 30-часовой пробег, разбил прикрытие транспорта, захватив 1 генерала, 16 офицеров, 1000 нижних чинов и 14 орудий. При знаменитом набеге Чернышева на Кассель Б. врубился в каре и пал, сраженный двумя пулями в голову. Погребен Б. в Мельзунгене, близ Касселя; могила его, попечением офицеров Изюмского гусарского полка, сохраняется в образцовом порядке.  Достаточно сказать, что в храме Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году, имена пятерых участников Отечественной войны 1812 года Бедряг были высечены на мраморных досках, среди них и наш богучарский.[26] Богучарские гусары вошли в состав 1-й армии под командованием Барклай-Де-Толли[27] и прошли боевой путь от Богучара до Парижа. В 1817 году войска 2-й дивизии 5-го резервного кавалерийского корпуса дислоцировались в центре и на востоке Воронежской губернии. В селе Нижний Мамон стоял эскадрон Тверского драгунского полка, в Павловске - Рижский драгунский полк, в Боброве - Казанский драгунский полк, в городе Богучаре на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк.[28]

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал - лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».[29]



[1] Токмаков И. Ф. Город Богучар и его уезд Воронежской губернии. – СПб., 1900. – С. 286.
[2] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. – СС. 286, 96.
[3] Веселовский Г.М. и Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии, их история и современное состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. – Воронеж, 1876. – СС. 95-97.
[4] Очерки истории Воронежского края. – Воронеж, 1961. – С. 77.
[5]В 1851 г. из-за частого затопления в половодье горожане решили перенести церковь Рождества Пресвятой Богородицы в другое место. Проект новой церкви был подготовлен в Воронеже, доработан в Санкт-Петербурге архитектором Э.А. Жибером и в августе 1853 г. утвержден к постройке императором Александром П. Через 9 лет, в 1862 году новая церковь Рождества Богородицы с приделом Пророка Ильи была достроена и освящена. После закрытия прихода в 1930-е годы здание использовалось под склад, а с 1981 г. здесь разместился историко-краеведческий музей. Кроме утраченных главы храма и яруса звона колокольни, церковь хорошо сохранилась. Церковь Рождества Богородицы, 1862 год. Первоначально находилась на берегу реки Богучарка. Первое каменное здание.
[6] Описание Воронежского наместничества 1785 г. – Воронеж, 1982. –    С. 64.
[7] Воронежские губернские ведомости. – 1865. – № 20. – С. 3.
[8] РГАДА, ф. 350, оп. 2, 1017 ед. хр.
[9] Загоровский В.П. Историческая география черноземного центра России. – Воронеж, 1989. – С. 98.
[10] Пугачев Емельян Иванович [1742, станица Зимовейская-на-Дону – 10 (21) января 1775, Москва], донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773-1775 гг.
[11] История  «Пугачевщины». – Т. III. – М., 1973. – СС. 171-172.
[12] Воронежские губернские ведомости. – 1865. – № 20. – С. 3.
[13] ЦГАДА, ф. 16, ед. хр. 648, л. 54.
[14] ЦГАДА, ф. 1303, ед. хр. 1, Краткий табель Воронежской губернии «Герб Богучара утвержден 21 сентября 1781 года: «В верхней части щита - герб Воронежский. В нижней - зверек, называемый хорек, в золотом поле, каковых в окрестностях сего города очень много». Использованы материалы гербовника П.П. фон Винклера.
[15] Газета «Сельская новь». – Богучар. – 9 октября 1979 г.
[16] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. – СС. 286, 96.
[17] Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии, их история и современное состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. – Воронеж, 1876. – СС. 95-97.
[18] ЦГАДА. ф.16, ед. хр. 655, л. 54.
[19] Кутузов (Голенищев-Кутузов) Михаил Илларионович [5 (16) сентября 1745, Петербург – 16 (28) апреля 1813, Бунцлау (ныне Болеславец), Польша], светлейший князь Смоленский, русский полководец, генерал-фельдмаршал и дипломат.
[20] Гайворонский А.М. Записки воронежских краеведов. – Воронеж, 1982. – СС. 73-75.
[21] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. - СС. 80-92.
[22] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. – СС. 80-92.
[23] Из Бычка –22, Н.Белой – 45, Ворбьевки – 71, Журавки – 21, Константиновки – 30, Красногоровки –15, Расковки – 16, Толучеевой – 12, Твердохлебовой – 16, Абросимовой –13, Сухого Донца – 7, Терешковой – 9, Полтавки – 6, Липчанки – 4, Монастырщины – 7, Перещепное – 2, Данцевка – 5, Гадючей – 6, Филоново – 4, Дядина – 3, Лофицкой – 6, Дъяченково – 10, Грушовой – 5.
[24] Давыдов Денис Васильевич (1784-1839), партизан Отечественной войны 1812, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1831). Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии.
[25] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. – СС. 80-92.
[26] Участники Отечественной войны и заграничных походов 1813-1815 гг. из дворян и уроженцев Воронежской губернии. – Воронеж, 1912.
[27] Барклай-Де-Толли Михаил Богданович (1757-1818), князь (1815), российский генерал-фельдмаршал (1814). Командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией. В 1810-12 военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле – августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-14 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.
[28] Гайворонский А.М. Записки воронежских краеведов. – Воронеж, 1982. – СС. 73-75.
[29] Литвинов М.В. Были прошедших лет. – Воронеж, 1966. – СС. 57-59.