Казачий городок Богучар

Корабли Петра когда - то

Дон качал в волнах своих

И секли, секли солдата,

Убегавших крепостных

 

Н. Николюкин.

Из стихотворения «Богучарские рассветы».

Из книги «Планида». - Воронеж, 1990 г.

 

В 1395 войска Тимура «разорили все города, в том числе и Воронеж, центр городов Червленого Яра». Нашествие Тамерлана продолжалось почти 19 лет.[1]

Летописцы Тимура, персы Шами и Иезди назвали этот город Карасу, что в переводе с тюркского - «горная вода». Возможно, именно с их легкой руки получили название многие речки, через которые переправлялись войска Батухана, Тимура (Тамерлана).[2] Именно с этого периода впервые встречается тюркское название Каразеево. В переводе с тюркского языка «кара» означает черный,  более древний тюркский означает -  земля, «се» - ручей. А также реки Еманча, Кисляй, Курлак, Тамлык, Тойда, Толучеевка (Тулучеева), Богучар (Баучар).[3]

Профессор Загоровский В.П. еще в 1966 году в своей книге «Как возникли названия городов и сел Воронежской области» утверждает, что слово «богучар» сначала звучало как «баурча», что в переводе с тюркского означает «река, текущая по отлогому склону горы». Прохоров В.А. в книге «Надпись на карте», опираясь на исследования Трубачева О.Н., приводит доказательство, что основная часть «чар» происходит от древнеиранского «двигаться», обоснование первой части «бау» не дает. Ранее в книге «Вся Воронежская земля» он опровергает Загоровского В.П., что река называлась «баурча», так как это слово нигде не зафиксировано в документах и нынешнюю реку Богучарка никак нельзя представить в виде горного потока. Здесь же он дает и такое толкование: слово Богучар вначале звучало как «баучар», что в переводе с иранского «баг» - веревка, «учар» - рынок. Это утверждение тоже не верное, так как первое слово Богучар появилось как «баучар» (упоминается впервые как название реки) и лишь в конце ХVII века в названии реки добавляется буква «г». В последних трудах Загоровского В.П. (1973) пишется, что слово Баучар, вероятно, тюркское, происхождение которого пока не выяснено.

Несостоятельно и утверждение отдельных краеведов, связывающих название города Богучар с деятельностью Петра Великого, приписывая ему, название города, так как река Богучар упоминается с 1659 года, хотя Петр Великий действительно проплывал здесь в этот период. Все же происхождение его тюркское и пришло к нам через века, почти не изменившись. Мурзаев Э.М. в очерке по топонимике (1974 г) объясняет, что специфика как ирано-язычного, так и тюркско-язычного слова такова, что оно может быть как двусложным, так и трехсложным, то есть «Ба - уч - ар», а не двусложным, как предполагалось до этого.[4] В этом слове «ба - большой», «уч - река» или «вода», «ар» является типичным тюркским суффиксом, который употребляется в случае единого наименования двух речек, стекающих с противоположных сторон одного хребта и соединяющихся. Получается, что «Баучар» переводится с тюркского, как большая река, состоящая из двух притоков, которые стекают с противоположных сторон одного хребта, что и есть в действительности.

Документально подтверждено, что уже с 1400 года «приблизительно в тех местах, где стояла Донская станица (село Монастырщина), летопись уже указывает русские «караулы, т.е. сторожи»».[5] Русские князья, в Диком Поле[6],  еще во времена печенегов и половцев ставили свои сторожи и станицы, упоминания об этом относится еще к 1360 году. После разгрома Золотой Орды, широкая полоса земли вдоль берегов Дона оказалась почти безлюдной. Эту опустошенную татарами землю в народе стали называть Диким полем.

Природные условия Дикого поля, ровный, спокойный рельеф местности, обилие рек, климат продолжительным летом и короткой зимой способствовали поселению здесь людей.

Природа Дикого Поля была крайне благоприятна для жизни, огромное количество дичи и особенно рыбы позволяло здесь жить, даже не занимаясь сельским хозяйством. Вскоре эта огромная территория «ничейной» земли была занята донскими казаками. К 1444 году относится запись в русских летописях о казаках южных районов Рязанского княжества, хотя существуют и другие источники, где рождение казачества относят к началу ХIII века.

Дмитрий Донской дважды посылал вниз Дона русских разведчиков-сторожей. Станичники должны были ездить с 1 апреля по 15 ноября «доколе снеги большие не укинут» и осматривать впереди сторож все урочища. Историк Марков Е.А. в статье «Старая Донская пусть и Донецкий казацкий городок» пишет: «Не может быть сомнения в том, что и старая Донская станица, каково бы ни было ее первоначальное происхождение, в свое время, так или иначе, входила в состав сторожевой службы».[7]

«Казак» - слово тюркского происхождения, чаще всего звучит как «казак» или «козак». Так называли свободных, независимых людей порвавших со своей социальной средой. Словом «казак» и «казах» называли себя киргизы. Профессор В. Ключевский писал, что «даже татары вступали в состав русского служилого люда».

Так татарин Кирейка «на крымских людей воевать с казаками хаживал» и впоследствии поступил на царскую службу.

Несомненно, это самое старое поселение на богучарской земле, да и на среднем Дону, поселение казаков. Осенью 1414 года татары Золотой Орды снова пришли на территорию «Дикого поля».[8] Русских поселений практически не осталось, и долгое время «Поле» находилось в запустении. Уже в 1487 году Иван III выселил Касимовских и Мещерских казаков «на Дон к живущим там многим казакам...». «Первый город их был там, где Донской монастырь, в 25 верстах от Богучара».[9] К концу ХVI века русский народ сбросил ненавистное монголо-татарское иго и стал расширять свои границы в южном направлении. Водный путь по Дону становится более безопасным для торговли. Царю Ивану Васильевичу в 1549 году Ногайский князь Юсуфе жаловался: «Что на Дону стоят русские разбойники и ногайских купцов, прибывших на границу к Росси для торгов, грабят ... Холопы твои не кто Сарыазмаль сновен, на Дону в трех и четырех местах грады поделили».[10] Среди них был и первый городок донских казаков «Донецкая станица» (Верховой донецкий городок).

В период конца ХV начала ХVII веков, а именно с 1496 года, Южное Придонье снова становится вотчиной московских князей, «сюда устремляется люд, формируя донское казачество». 19 августа 1496 года Рязанские князья на территории «Поля» имели свои «отъезжие места». В ходе междоусобной войны татарских ханов Большая орда была разгромлена Крымским ханом Менгли-Гиреем и прекратила свое существование, наш край с 1502 года стал ничейным.[11]

Поселения казаков, бортников, рыболовов упоминаются в 1521, 1549 - 1551, 1567 годах. В 1571 году на огромной территории южнорусского «Поля» организуется сторожевая служба. Маршруты русских сторож и станиц проходят через Среднее Придонье вплоть до урочища Вешки. Так в 1571 году был установлен русский сторожевой пост «на Дону у Вешек». В грамотах, переданных казаками в 1570 году с русским послом Новосельцовым Н.П. и в 1571 атаманом Никитой Манишим, правительство Ивана IV обещает жалование казакам и призывает их «служить» царю.

Именно донские казаки, которые поселились по берегу Дона, во многом обезопасили Воронежские и Московские земли, так как держали в страхе не только азовских, ногайских татар, но и самого турецкого султана, который писал: «Русского царя Ивана рука над правоверными высока. Уже и мне от него обида великая. Поле все и реки у меня поотымал, да и Дон у меня отнял». В 1552 году царь Иван IV Грозный отблагодарил казаков за взятие Казани, отдал им реку Дон в вечное владение. «Историк А.П. Пронштейн считает, что во второй половине ХVI века выявились основные районы расселения казачества: одна группа вольных людей оседала на Верхнем Дону».[12] Уже с начала 1569 года в устьях реки Баучар и Тулучеевой и близ Донецкого городка появились русские сторожевые станицы.[13] В книге Аббасова А.М. «Историко - краеведческий сборник» дается подтверждение тому, «Георгий Конисский считал, что донские казаки там жили с 1569 года»[14].

16 февраля 1571 года правительство издало указ «О сторожевой и станичной службе». Весной 1571 года в степи Приазовья была выслана военная экспедиция во главе с князем Михаилом Тюфякиным, которая определила границы Российского государства и Крымского ханства. Крымские татары не признали этих границ и в мае 1571 года хан Давлет-Гирей, нарушив их, сжег Москву.

Станичники по два человека объезжали свои урочища верст по десять в день. Высмотрев движение татар, тот - час давали знать об этом. А сами, пропустив татар, определяли «его численность по глубине следов». Существовала целая система оповещения, один наблюдатель залезал на вершину одинокого дерева, другой кормил лошадей. Заметив пыль над степью, сторож садился на готового коня и скакал к другому сторожу и так далее. Таким образом, весть о неприятеле быстро доходила до Москвы. 1571 год является первым годом, когда упоминаются - деревянные сторожи. По народному поверью крышу вышки покрывали жиром и в случае опасности, т.е. появления ногайских татар, поджигали, наблюдатель на соседнем посту, увидев горящую крышу, поджигал свою, предупреждая о нашествии. В 1575 году сторожи были обнаружены ногайскими татарами и сожжены. В 1576 году в указе князя Милославского говорится, что на Дону, к устью Тулучеевой станицы не посылать, так как многие «громлены, а иные и взяты». Но городки и станицы росли. Если в 1549 году на Дону имелось всего четыре городка (один из которых Донецкий), к 1594 году: их было более пятидесяти. Донское казачество постепенно становится полузависимым от Русского государства. В этот период начинается активное строительство города Воронежа ... «в 1586 году уже выставлены первые сторожи, для охраны границ на юге государства», среди четырех дальних сторож был Баучарский юрт, к сожалению, в 1590 году город-крепость Воронеж был разорен разбойничьим отрядом черкасских казаков, которые сожгли его дотла. Только к 1594 году город восстановлен заново.[15]

Письменное упоминание о Богучарском юрте (зимовище) содержится в документе XVI века «Росписи польским дорогам», относится к 1594 году, на реке располагается Богучарский Юрт[16] (зимовище) - место поселения донских казаков.[17] На Баучаре появляется первое поселение донских казаков. «Зимой они жили в юртах (зимовника), а рано по весне уходили на поиски военной добычи. А в городках оставались бортники или же рыболовы».[18] Единственные, кто контролировал наш Богучарский край, были донские казаки, так как ногайские татары, черкасские казаки, даже отряды атамана Ивана Заруцкого[19] в 1613 году постоянно совершали набеги в южные рубежи Русского государства.

Чтобы разграничить владения донских казаков, в 1614 году Баучарский юрт (упоминаемый как ухожей) закрепляется за стрельцом Иваном Савельевичем Шамаевым «на откуп в тое вотчины платить девять Рублев».[20] Занимаясь промыслом Шамаев И.С., как пишется в книге «Города воронежской области» Прохорова В.А.: «Скорее всего, он возглавлял группу людей в 15-20 человек». В том же году Тулучеевский юрт был сдан Юрию Перегудову, крестьянину Воронежского Успенского монастыря. Воронежский стрелец Шамаев И.С. занимался торговлей и имел лавку в Воронеже.[21] Несомненно, казаки Донецкого городка зимовали в Богучарском юрту. Вот как описывает наш Донецкий городок писатель Петров (Бирюк) Д.И.: «трехизбяной городок был обнесен крепкой, надежной двойной надолбой (вкопанные в землю столбики, образующие защитную ограду)». Между частоколом насыпалась и туго прибивалась земля.

«По валу ходил с ружьем караульный казак ... ходил караульный по террасам (здесь старинное название крепостной стены) напевал песенку:

«На усть Дона тихо - ого

На краю моря синего - го

Построилась башенка,

Башенка высокая,

На этой, на башенке,

На самой, на маковке,

Стоял часовой казак

Он стоял, умаялся».[22]

Отдельно от городка устраивались базы для скота, «вероятно, из стратегических соображений: меньшую окружность удобнее было защищать, да и неприятель, поживившись «конским и животными стадами», не так был упорен в штурме укрепленных жилищ».[23]

В исторической литературе к 1614 году относится упоминание о четырех казачьих городках в Верховье Дона: Мигулинский, Решетовский, Медведецкий и Вешки.

В 1620 году на верхнем Дону, царским указом выделяются земли для Борщевского монастыря с затонами для рыбной ловли по речку Тихая сосна, а в Боучаровском юрту с 1645 года откупные царские вотчины. Таким образом, казачий городок Мигулин уже в 17 веке определялся как последний чисто Войсковой. Казаки заселили и Богучар. Поэтому и считали его своим и активно отстаивали его перед Булавинским восстанием. Вообще с 1587г. на Дону ниже Богатого затона (Лиски) уже не располагались царских станиц с Головами из окраинных русских городов, да и в 1708 г. на Черной Калитве еще существует казачья станица. По Донцу и его притокам до Булавинского восстания располагалось 36 городков: по Донцу- 16 и по притокам - по Кундрючьей - 2, по Быстрой - 1, по Белой Калитве - 4, Деркулу - 1, Айдару - 4, Тору - 1, Бахмуту - 1, Красной - 2, Боровой - 2, Жеребцу - 1. После восстания в Харьковскую и Екатеринославскую отошли 22 городка. В Воронежскую отошли городки по Дону - 3 и по Хопру - 3.[24]

В 1627 году была составлена  Книга Большого Чертежа как описание не дошедшей до нас карты России - «Большого чертежа», в которой впервые появляется и описывается река Боучар. «А с крымской стороны, ниже Момонца верст 30, пала в Дон река Боучар».[25] «Розрядная выпись» сообщала, что «в 139 г.[26], сентября в 20 д. писал ко государю.... с Веневы князь Григорий Шеховской, что по государеву указу велено быти с Иваном Карамышевым для посольскаго провожанья Веневским казаком, и сентября в 12 д. прибежали на Веневу тех веневских казаков одинадцать человек, Мишка Жуков с товарищи, а воротились де они для того, что августа в 16 д., как будут послы против Боучар, и у них де потонуло судно с их запасом; и он тех казаков посадил на Всневе в тюрьму до государева указа». События развивались следующим образом. Для посольского «проважания» по Дону, было направлено из Воронежа двадцать человек веневских казаков. Отплыли они 31 июля и в течение десяти дней плаванья, струги трижды разбивало о «карши».

Лодка казаков эпохи Петра I

11 августа 2015 г. на берегу р. Дон  в районе села Сухой Донец, инспектор рыбнадзора Николай Мужиченко обнаружил  шестиметровую лодку, выдолбленную из цельного куска дерева. Согласно предположениям поисковиков, она была сделана казаками в эпоху Петра I. 

Фото  Натальи Лифинцевой.

 

Как видно из «выписи» на дне реки Дон было много коряг. К сожалению один из стругов оказался «худой». Меж реками Белой и Боучар, Иван Карамышев один из стругов «полегчил» и десять казаков пересадил на государевы струги. В одной из струг проломило дно он был выволочен из воды и разломлен. Мокрые запасы были розданы ратным людям, сухой запас дали одиннадцати казакам, которые шли берегом, сопровождая послов до Боучарской вотчины. Переночевав в городке, казаки пешим ходом отправились в Воронеж. Шли в основном степью и прибыли в Воронеж через три с половиной недели к князю Семену Львову, а потом к себе на Веневу. Веневский воевода не поверил рассказу казаков и посадил их в тюрьму. Спасла казаков государева грамота к князю Григорью Шеховскому, в которой «велено из тех казаков, которые были в донской посылке, выняв из тюрьмы, одного лучшаго для подлиннаго роспросу прислати к Москве». В Москву был послан Ивашка Карякин, который сказал: «по государеву указу, послано их с Веневы для посольскаго провожанья в донскую посылку двадцать человек и на Воронаже де им, веневским казаком, двадцати человек дан струг худой». В государева грамоте, присланной 15 октября 1630 года на Веневу, князю Григорью Федоровичу Шеховскому было написано: «и как к тебе ся наша грамота придет, и ты бы веневских казаков, Мишку Жукова с товарищи, велел из тюрьмы выпустить и велел их дати на поруку, что им жити на Веневе в казакех по прежнему и никуда не сбежать, а как их куда спросят, и поручиком их поставить».[27] Так благополучно закончилась для казаков эта история, их даже повысили в звании. А послы поплыли дальше. С целью проведения новой пограничной линии в 1637 году правительство издает распоряжение, было спланировано поставить города, в том числе и на Кальмиусской сакме. Последствие этому строительство городов Верхососенск, Усредь, а в 1645 году Ольшанска, в 1648 Коротояка, а также Урыва, Костенска, Усмани, Орлова.

Первая попытка строительства крепостей на юге, главная задача которых заключалась в своевременной доставке сведений о татарских набегах, относится к 1644 году. Возможно, один из таких острогов был поставлен и на Боучаре. Документов подтверждающих это, пока не найдено, но косвенные упоминания есть.

В 1647 году воронежский воевода Бутурлин А. В. писал: «На Баучаре ... воровские черкассы реку Дон отняли... А им де всей Украине тот город годен и, прежде всего, государь, в тех местах заставные люди  для воровских черкас и татар стаивали». Это первое упоминание о городе на Боучаре. Воевода предлагал поставить там город-крепость, об этом убеждал Алексея Михайловича и воевода Кропоткин В.П. в 1649 году.[28]

В этот период на Дону стало неспокойно, своих послов в Донскую станицу и верховые Донские городки, в том числе и Богучар, послал Степан Разин. В 1670 году «крестопреступники» воровские «казаки» Донских верховых городков произвели грабежи в окрестностях города Рыбнова (т.е. Острогожска). Острогожский атаман Тимофеев, докладывая о приходе воинских людей, прямо упоминает «Донецкий городок». Им был послан до казачьего Донецкого городка Степан Рыбалка с товарищами 50 человек, которому дончане сказали, что в июле «воинские люди Камышинцы и Азовцы и раскольники между городов Решетова и Вешок», переправились через реку «послали вверх Дона и у них де казаков конские и животные стада отымали». В сентябре 1670 года на Богучаре городке встретились Севастьянов И.В. и пушкарь из Орлова - городка. Отсюда они вместе двинулись Доном рекою к Воронежу, разнося весть о походе Фрола Разина[29] к Коротояку и Воронежу. Финал похода Ф. Разина - известен. Он был разбит у стен Коротояка.

Зимой 1670-1671 года воронежский воевода Бухвастов послал в Богучар казачий городок Мелентия Голобокова в разведку с товарищами. Сохранилось донесение М. Голобокова о результате разведки, вместе с шестью спутниками он на лыжах дошел до Богучара - городка. Вот как описывает его В.П. Загоровский в статье газеты «Сельская Новь» от 19 января 1980 года. Богучар городок был небольшим деревянным острожком, за стенами которого могли укрыться от татар промышленники. М. Голобоков встретил в городке двух донских казаков, промышлявших там пушного зверя. Обычно казаки так и жили по 2-5 человек без «баб».

С 1672 по 1676 год в Богучаре городке жили и ловил рыбу на бударах жители города Воронежа: Гаврил Струков с ним было 24 человека и племянник воронежского дворянина В. Таратыкова, полковые казаки во главе с Н. Люковым и крестьяне из села Чертовицкое. В этот период на Дону числилось 52 казацких городка.[30] В 70-80-ых годах ХVII века татары, калмыки и крымские татары еще совершали единоличные прорывы во вновь осваиваемые земли. Как видно из документов: «... лета 7184 (1676)... 12 человек калмыков напали на пять ольшанцев (марта 5 - го), занимавшихся звериным промыслом за рекою Богучаром у большого кургана, отняли у них добычу и разметали орудия ловли (трубы)».[31] (Сн. автора трубами называли струги)

Петр Великий

Пётр I Алексеевич, прозванный Вели́кий

 (30 мая [9 июня] 1672 год — 28 января [8 февраля] 1725 год) — последний царь всея Руси (с 1682 года)  и первый Император Всероссийский с 1721 года).

 

В 1682 году казаки атамана Форонова подходили к верхнедонским городкам, среди них упоминается и Донецкий (он же Чернушкин и Новый Мигулин). Донецкий назывался так по Сухому Донцу и образовался в основном казаками мигулинского атамана Никифора Чернушкина. И по сей день в селе есть улица называемая в народе Мигулинская. Историк П.П. Сахаров писал, что Донецкий был основан в период между 1672 по 1676 год. Как утверждает В.Н. Королев: «… жители Донецкого заявили в 1703 году «ревизору» - стольнику Максиму Кологривому, что городок «построен тому ныне 27 год», то есть в 1677 году».[32] Донские казачьи городки были в этот период независимой областью и считались дружественными Русского государства. Донской атаман Фрол Минаев в отписке Крымскому хану Мурат - Гирею в 1682 году писал, что если он собирается идти войною, то «... наши городки не корыстны, оплетены плетнями, а обвешены тернами... стад у нас конных и животных мало: даром в дальний путь забиваешься».[33] К концу ХVII века на Дону сложилась воинская казачья община, положение которой и древний обычай: «С Дона выдачи нет!» - были официально признаны Московским государством.[34]

К 1685 году Богучарским юртом завладел Дивногорский Успенский монастырь. В «Историко-статистическом описании» упоминается, что когда в 1695 году Петр I первый раз ездил в Азов, в районе Донской станицы к нему вышел святой старец из бывшей там Пронинской пустыни и благословил его на поход (есть предположение, что Успенская Донская пустынь возникла на месте древней пустынки или скита еще до 1696 года). Практически во всех донских городках были часовни. Обители за чертой Русского Государства возникали в глухих местах, как правило, здесь жили «богомольцы-отшельники, подвижники безмолвного и трудового житья», которые уходили от мирской жизни вместе с бортниками, рыболовами и звероловами.[35] Следующую общую сводку данных о казачьих городках дают документы, относящиеся к Азовским походам Петра I.

В походном журнале царя за 1695 года о Донецком пишется: «Первой казачей городок сидит ... на ... острову Дона - реки».[36] Было ли уже поседение казаков многочисленным или нет судить трудно, так как место, где стоял казачий городок, было в стороне и Петр I туда не заплывал. Согласно исследованиям Рыбаловой М.А., «Первые городки строились в низинах, в камышовых зарослях, на островах, то есть в местах неудобных для жилья, но дающих возможность легко укрыться, уйти через ерик или реку на лодках».[37] По наблюдениям адмирала К. Крюйса 1690-х гг., донские городки в большинстве своем были построены на речных островах.[38] «Городки, все без исключения, - как писал В.Д. Сухоруков, - стояли при больших реках: Доне, Донце и Медведице, по удобности в тех местах промыслов, от коих казаки имели тогда пропитание, и для лучшего защищения от неприятельских набегов».[39]

Мая 1696 года Петр I проплыл из Воронежа в сторону Азова. Следом за ним, на следующий день, проследовал адмирал Лефорт[40]. Дневники «Певчих дьяков», датированные 1696 годов и обнаруженные воронежским краеведом Е. Болховитиновым, сообщают о роде деятельности в вотчине Боучарски Яр: «... пятый день во вторник поутру проплыли реку Богучар, течет с правой нагорной стороны. Тут рыбные ловли Дивногорского монастыря, а отдают оброк города Рыбново, мужикам».[41] Монахи их монастыря посылами в богучарский юрт «трудников» за использования юрта в казну платили 23 рубля 10 денег в год.[42] На «7 день мая» 1696 года мимо устья реки Богучар по Дону проплыло восемь галер под командованием Петра  I, которые двигались к крепости Азову. Путеводный журнал описывает путь отряда так: «... да речку Богучар, с правой стороны, впала в Дон. День был красный с погодою, и был дождь и гром, а ночь была тиха, во дни и ввечеру шли парусом и греблею».[43]

В архивных документах говорится: «Мая в 6-й день в среду … поутру приплыли в первый казачий городок Донецкой, а сидит он на острову Дона реки, и был тут до обеда, а после обеда приплыли во 2-й городок Казанка». При походе на Азов Петр I[44] находясь на «Принципуме», написал 15 статей, которые были объявлены 8 мая 1696 году, как «Указ о галерах».

Утром галеры прибыли к донецкому юрту, в котором размещалась станица донских казаков. По документам, содержащимся в книгах «Воронежская старина» за 1903 и 1904 год, Петр I останавливался в Донецкой казачьей станице. «Преданье говорит, что при отправке ... Петра Великого встретил некоторый пустынник на месте тут бывшей Пронинской пустыни и предсказал победу». В память этого события, оправданного самим делом, Петр I при вторичной отдаче Азова перенес Предтечевскую обитель Азовскую в Донецкую. Действительно, в документах имеется упоминание о том, что «...местность на берегу реки Дон, где несколько верст выше монастыря, где по преданию стоял старый монастырь, и где до сих пор находят много костей и разные старинные предметы». К этому месту приурочивается предание и того старца, который встречал Петра.[45] Именно благодаря Азовскому походу в Богучарский край появился Ново - Донецкий Предтечев монастырь[46]. Первым постояльцем и строителем был старец Иоанн. Первый в обители храм в честь Успения Пресвятой Богородицы был освящен 1 июня 1699 года. В журнале вице-адмирала Крюиса дается описание донским городкам: «… большая часть из них имеет деревянные валы, а некоторые и каменные замки и самые старинные круглые башни… большею же частью построены они на островах и двойными полисадами обнесены и везде исправными солдатами снабдены».[47] Бывший экипажмейстерм Амстердамского адмиралтейства голландец Крюис: «снал ситуацию Дона до Азовского моря, начиная с Воронежа, сделал подробное описание, определял географическую высоту; каждые полчаса производил измерения глубины реки и все вычислял посредством компаса и часов».[48] В походе вместе с Петром I участвовал Витус Беринг.[49]

В период с 1695 по 1700 год казаки Донского городка стали селиться по реке Богучар. Архимандрит Дивногорского монастыря Амвросий, встревоженный поселением казаков, в своем письме Петру 1, докладывал: «В прошлом государь, 1701-м году, незнаемо по какому твоего великого государя указу, в той оброчной вотчине Богучарском юрту, на речке Богучар, по крымскую сторону реки Дону, поселились незнаемо какие люди, человек с двести, а сказываютца донскими казаками».[50] Петр I, 28 апреля 1702 года, приказал воеводе города Острогожска о новом поселении в Богучарском юрту «сыскать накрепко».[51]

Но вольные казаки отказались отдать беглых людей, тогда губернатор граф Ф.М. Апраксин и начальник Адмиралтейского приказа. 1703 году по указу царя были посланы стольники Кологривов и Пушкин в «верховые казацкие городки ... у атаманов и у казаков взять сказки, сколь давно те городки починились и откуда те казаки пришли ... и нет ли у них в тех городках каких пришлых ... которые приписаны к корабельному делу». Интересно, что в трудах историка Маркова Е.А. упоминается, что «Донской городок» мог быть родиной Кондратия Булавина и дается ссылка об этом на Воронежские Епархиальные Ведомости 1866 года. Свидетельством тому, что еще до 1704 года казачий  городок существовал, служит опубликованная в 1864 году С.П. Елагиным в Санкт-Петербурге «История русского флота», где упоминается 1703 год как год существования поселения. «Согласно «переписным книгам» стольников Кологривова и Пушкина и «сыскам» атаманов и казаков верховых поселений, в 1703 году в Донецком городке проживало 88 человек».[52]

Россия в это время вела напряженную и упорную Северную войну за выход в Балтийское море. В Воронеже активно строился новый флот и поэтому со «сводом» казачьего городка повременили, но уже 1 августа 1704 года Ф.М. Апраксин[53] в тревоге сообщил царю: «…послал я в Богучар, казачий городок, и велел их сослать, чтобы они тут же жили, что поселились подле самих лесов выше Донецкого… и ныне мой посланный писал, что учинились, сильны, переписать себя не дали и сказали, что де мы найдем без письма войскового из Черкасского... их поселилось с 500 человек». 7 августа снова письмо царю: «... послан от меня майор с ним 50 человек солдат для свода казачья городка Богучар и они учинились ослушны и писали в Черкасский. Ныне прислан из Черкасска казак Ефим Петров и с ним писал отписку к тому майору с великим невежеством, и с той отпиской послали список к Федору Алексеевичу (Головину)... Прошу государь милости. Повели, мне прислать указ, что с ними делать».[54] В Письмах и бумагах императора Петра Великого имеется текст письма Апраксина: «Новопостроенный городок казачий, что на Богучаре, сводить ли? А построенный выше Донецкова в тридцати верстах при лесах». Тут же стоит резолюция Петра: «Сводить».[55] Петр I, узнав об отписке, повелел: «О Богучаре при возврате своем из Азова учини  так, взяв солдат, пошли, и, перехватив, пересажай на каторги». [56] (Каторги - галеры. сноска автора).

Фёдор Матвеевич Апраксин

Фёдор Матвеевич Апраксин (27 ноября (7 декабря) 1661 — 10 (21) ноября 1728, Москва) — один из создателей Армейского флота и русского военного флота, сподвижник Петра I, генерал-адмирал (1708)

 

Распоряжение о казачьем городке на Богучаре происходит в 1704 году, как видно из писем Петра Великого к Апраксину. В 1704 году в письме царю, Апраксин Ф.М. жаловался, что «из городов, которые приписаны к корабельному делу, выбежало более 3000 человек».[57] К 1705 году Богучарский казачий городок населяло уже более 500 человек. В 1705 году городка не стало. Тем самым Петр I отменил выборность атаманов и неписаный закон: «С Дона выдачи нет!»[58] Была и еще одна угроза так как: «Царское жалованье Войску Донскому не всегда удавалось благополучно провезти мимо Донецкого городка. Царю о том доносили: «… И после де того недели с полторы как пришел под Донецкой плавною рекою Доном на бударах с правиантом полковник Илья Билс с солдацким полком, которой шол с тем правиантом … отошед от Донецкого версты з две в урочище за бурунами, ево, полковника, з бударами у берегу остоновили и, пришед на будары, взяв ево, полковника, и офицеров перевязали и посадили в воду, а государеву денежную казну восмь тысечь шестьсот рублев и порох, и свинец, и знамена, и ружье, и ево, полковничьи, и афицерские пожитки пограбя, все меж себя роздуванили»[59].

Вот как писал об этих событиях Д.Н. Петров (Бирюк) в книге «Кондрат Булавин»: «Особое негодование казаков возбудил майор Шанкеев, присланный на речку Богучарку для розыска бежавших на Дон рабочих людей… Шанкеев разорил до основания городок Богучар и выслал из него казаков с семьями внутрь России, не выяснив даже, природные они казаки или новопришлые».[60] Но это еще не конец казаков «Пускай, - говорили они, - пламя набегов сожжет городки наши - через неделю ... городок готов; скорее враг устанет сжигать наши жилища, нежели мы возобновлять их».[61] Городок был восстановлен. Это подтверждают и исследования В.И. Лебедева.[62] Нет сомнения, что найдутся документы, которые подтвердят, что было распоряжение атамана из Черкасска, поселить казаков Донской казачьей станицы в Богучар, а возможно историки и археологи докажут, что половецкие или русские города стояли на месте нынешнего Богучара. Кандидат исторических наук Е.И. Габелко писал: «Если на одном и том же месте возникал город и пропадал, то основание его все равно считается с первых заселений».

Давно пора внести ясность и исправить дату основания г. Богучар на 1701 год, документально это доказал профессор ВГУ В.П. Загоровский[63] в 1987 году.

Впервые дату 1704 год упомянул в своих трудах историк И.Ф. Токмаков[64], а затем дату 1704 год аргументировано доказал в 1974 году историк Е.И. Габелко. Традиционно с 1974 года богучарцы празднуют юбилеи, основываясь на дате 1704 год. Именно в этом году часть казаков и беглых ушла в войска Кондратия Булавина. На Дону снова вспыхнуло восстание.

Интересно, что в 1706 году казак Ефим Петров, был послан Петру I, в Москву, именно тот старшина Ефим Петров, который был прислан из Черкасска.

При встрече с Петром Великим за верную службу Ефим Петров был жалован 25 целковыми и соболиною шубою. Старшина привез тогда челобитную царю, на что тот ответил: «Нет Ефимка, что ... хочешь, проси, только не это! Указа своего отменить не могу».[65] Было это после подавления Астраханского восстания, в котором участвовали донские казаки. Интересно, что Ефим Петров был сыном московского купца, в 1670 году перебрался в Черкасск, где успешно промышлял торговлей, выдвигается старшиной. Его сын Данила был в 1738 году назначен атаманом войска Донского и в 1735 получил войсковой чин генерал - майора. Первым из донских казаков был удостоен гражданского чина тайного статского советника.[66] В 1707 году посланный Петром сыскной отряд, для розыска Кондратия Булавина[67], во главе с князем Юрием Владимировичем Долгоруким а, в Донецком и других казацких городках нигде не встретил сопротивления. 8 октября, остановившись в Шульгинском городке на ночлег, был застигнут врасплох и убит по приказу Булавина.

Существует предание, что с тех пор, если случалась с кем внезапная смерть, в народе говорили: «Кондрашка хватил». Впоследствии именно Василий Владимирович Долгоруков[68], брат убитого князя Юрия, руководил подавлением восстания Кондратия Булавина и Никиты Голого. Вместе с тем в 1708 году полковнику Тевяшову в Острогожский полк докладывали: «... сего апреля 20 - го числа приезжали в Донецкой трех - избенках 2 человека казака от вора Булавина и говорили донским казакам, что шли в Пристанской, для того, что к Пристанскому пришли Русские войска, и они Донецкие казаки, отказали, итить не хотят». Здесь же упоминается о богучарских казаках. В частности «только вели у нас в монастырь наведываться Богучарским казакам, кои стоят на заставах». Находясь в Пристанском городке, Булавин дважды посылал казаков в Донецкий городок, где находились пушки Воронежского Адмиралтейства, однако достать их не удалось. И только прибывший из Черкасска, казак Борис Яковлев, забирает находившийся там государев хлебный запас, шесть пушек и ядра, все это он водным путем, на бударах и стругах отравляет в низовые донских станиц. В этом же 1708 году, как утверждает историк Марков Е.А. «…донская станица ... бывшая и родиной Булавина  (сноска автора рожд. 1671 - казнен 1708), одна из первых погибла после гибели лихого атамана».[69] Предание, относящееся к этому периоду, гласит, что возле Красногоровки «на Дону близ Селища, где жили Мамаи», свои укрепления имели Булавинцы. А при подавлении Булавинского восстания участвовал, какой то князь и место, «на котором стоял лагерь князя. Называлось, Княжим».[70]

Восстание донских казаков на этом не закончилось. С тремя тысячами казаков Никита Голый вернулись в сожженный Богучар, где разбили свой лагерь.

Предание народа повествует о том, что Никита Голый был одним из первых поселенцев казачьего городка Богучар. В это время в Острогожске остановился князь Долгорукий. В письме царю, он жаловался: «Зело поход мой труден, степь вся вызжена, кормов нет, люди и лошади томны», тем не менее, двухтысячный конный отряд в августе выступил на Богучар.

Бывшие булавинцы ушли без боя в Донецкий городок, где им «помогли переправится на бударах через Дон» и устроится «в крепи под горой». Атаман городка Микула Колычев помог им пушками. Когда конный отряд полковников фон Делдина и Тевяшова подошли к городку то были встречены пушечным и оружейным огнем, а поэтому отступили назад в Острогожск. В книге Н. Задонского. Донская либерия, описывается, как атаман Микула Колычев и Никита Голый в районе Донецкого городка разбили тысячный отряд полковника Ильи Бильса и ограбили речной караван, состоящий из ста будар. «Казаки бросились на офицеров и солдат, быстро их разоружили, Полковника и его помощников утопили. Взяли несколько пушек, большой запас снарядов и пороха, ружей и пищалей. Государеву денежную казну, запрятанную в двух бочках».[71] Именно этот клад ищут кладоискатели, который по легенде хранится в каменной пещере под горой и подвешен в чане на цепях. Большая часть солдат перешла тогда на сторону казак. К казакам Донецкой в отряд Голого[72] после этой победы пошел разоренный люд, бурлаки из Микулинской, Решетовской, Вешинской, Тишанской и других станиц. На сходах в Казанской и Донецком казаки призывали идти на Долгорукого «или как он прейдет в Донецкий умереть им всем заодно, а Голого не выдавать».[73] Когда  стали читать указ царя о поимке Голого, то заявили, что «Голого и иных никого не выдадут, потому что Булавин - де потерян напрасно...». Подавленное булавинское восстание могло разгореться с новой силой.

14 сентября подойдя к Новому Айдару, Долгорукий надеялся встретить отряды Голого, но атаман восставших еще за 4 дня ушел оттуда в неизвестном направлении. Здесь к  Долгорукий пришли свежие драгунские и солдатские полки, в том числе, около 2000 всадников, которые раньше находились в районе Маяка и Острогожска, а так же Воронежский драгунский “шквадрон”.

Голый в это время направился к Донецкому городку. «От Голого в Донецкий прибыл полковник повстанческого войска Рябов. Он сообщил атаману, что повстанцы с обозом и с семьями вскоре должны быть в Донецком городке. Колычев подтвердил Рябову приглашение и готовность принять людей Голого. Не успел Рябов отправиться в обратный путь, как в Донецкий городок прискакал дьячок Ивашко «с товарищи». Он передал весть, что продвигавшееся к городку войско Голого осаждено у Богучара царскими полками и что оно нуждается в помощи».[74] Уже ночью казаки Голого подошли к Донецкому и вместе с семьями были переправлены на противоположный берег Дона на бударах. Как писал Долгорукий в «доношении» Петру I от 3 октября, посланные им драгуны и нагнали войско Голого и приблизились к нему на расстояние в 3 версты, но в сражение из-за усталости лошадей вступить с ним не могли. «...Лошади все стали, зело скоро за ним гнали, верст больши 100 со вьюки».

Казаки готовились к встрече с войсками выжгли степь, установили «по розным местам на курганах» караулы и высылали в округу «непрестанные» разъезды. Следовательно войско Голого было своевременно уведомлено о продвижении полков Долгорукого к Богучару, наперерез повстанцам. Когда Долгорукий узнал о разгроме Бильса и о движении казаков к Донецкому городку, он вынужден был приостановить сборы и выступить против Голого.

15 октября против Голого выступили остальные драгунские и пехотные полки карателей. 18 октября главные силы Долгорукого берегом Дона направилась к Донецкому городку. 25 октября Долгорукий с главными силами карателей пришел на речку Тулучеевку «за три мили» до Донецкого городка. В Донецком городке оставалось лишь около 1000 защитников.

Голый не собирался превращать Донецкий городок в место решающего сражения с карателями,а Долгорукий понимал, что казаки Донецкого городка могли присоединиться к Голому.

В этой связи 4 ноября в отписке в Разряд Долгорукий писал: «И он... видя их такое воровское намерение, чтоб их ...из Донецкого к ... Голому и Колычеву в соединение не допустить, оставя обоз, с пехотой и роты московских чинов, и городовых, и людей боярских, и черкас острогожских с одними драгунскими полками для лутчего поспешения с того вышеупомянутого урочища, с речи Тулучевы с полу ночи пошол к Донецкому и пришол 26 числа октября часу в третьем дни»[75].

Уже в сентябре Долгорукий с несколькими полками численностью более четырех тысяч человек снова подошел к Донецкому городку. В это время Голый и Колычев ушли в станицу Решетовскую, а в городке осталось всего тысячу казаков во главе с есаулом Тимофеем Щербаком и братом Колычева Никитой. «Силы были неравные. Первый городок Донских казаков был разорен до основания, и жители его казнены или сосланы».[76]. Расправы были очень страшными. Князь Долгорукий отдал приказ пленных не брать, более трех тысяч казаков было порублено. Достаточно сказать, что жену Никиты Голого и мать утопили в Дону, брата Кондратия Булавина, сына Никиту и племянника казнили. «Эту же участь станицы разделили многие другие казачьи городки. Как доносил царю Долгорукий, 28 октября 1708 года во время приступа Донецкого: «милостью божиею их, воров, разбил… и многие метались и потопились, а драгуны побили их воров, на воде и живьем взяли с полтораста человек, тех всех повесили….А Донецкий, государь, весь выжгли».[77]

Голый знал о гибели его защитников. «Понятно и то, что Голый, не желая вести свои войска на верную гибель, не пошел к Донецкому городку»[78].

В одной из казачьих песен «Ходил Булавин по кругу» рассказывается о приходе на Дон князя Долгорукого «и о том, что читались казакам «указы скорописанные да облыжные» и как защитник простого народа Кондратий Булавин убивает князя». В 1708 году Ефим Петров, вместе с ним войсковой атаманом Лукьяном Максимовым, были казнены Булавиным по приговору Войскового округа.

Судьба Булавина была еще трагичней, ему была отрублена голова, а тело подвешено за ноги. Расправы с бунтовщиками были жестокими, булавинцам секли руки по локоть и ноги по колено, а потом вешали, многих после жестоких пыток просто вешали. Атаманов Тимофея Щербакова и брата Микулы Колычева, Никиту, «четвертовали и приставили на колья».[79] Как бы то ни было, но на Богучарской земле и по сей день живут первопоселенцы с фамилиями Булавин, Голый, Колычев, Щарбак и другие.

В 1936 году на хуторе Лысогорском Хоперского района была записана песня «На Донце - реке», которую пели казачки Володина П.И и Зенина Т.В.:

«На Донце - реке,

Во казачьем городке

Ой, да вот он, во казачьем городке,

Появился, объявился Булавин - он Кондрат,

Ой, да вот, Булавин - он Кондрат,

Кондрат - парень не простак, а удалой он казак,

Ой, да удалой он казак.

Зипун шит серебром, сабля вострая при нем,

Ой, да вот он, сабля вострая при нем.

Сабля вострая при нем, а глаза горят огнем.

Ой, да вот он, а глаза горят огнем.

Исть такие песни и в нашем крае».

В этот период на Дону появилось много разбойников. Среди имен разбойников, которые жили в крае, упоминаются Попугай, Стратий у села Кривоносово, Нестер у слободы Ширяевой, Клайдан у с. Петропавловка, Абросимов у села Абросимова. Самым знаменитым из них был Рыжкин. Он останавливал на Дону корабли и барки, перетягивая через реку цепи. До сих пор существует предание, согласно которому в те времена была поговорка «пойдем в Рыжкину выручать дедов брыль (шляпу)».[80]  Близ села Воробьева в каменоломнях на горе лет восемнадцать назад ребятишки через провал проникли в подземелье, где нашли серебряные стремена, пуговицы и старинную саблю. По рассказам стариков, в каменоломнях был разбойничий стан и зарыт клад. Селиться на Богучаре было запрещено, на просьбу полковника из Острогожска Тевяшова в 1709 году о возможности использования по реке Богучар порожних земель и сенокосов Приказ Адмиралтейских дел в Воронеже 15 мая ответил: «Чтобы черкассы Острогожского полка из Землянска и других безлесных слобод селились по реке Айдар, а по реке Богучару отнюдь не селились и никаких займищ и земель, и сенокосовых покосов не занимали и лесов дубовых, которые годятся на корабельное дело, не рубили».[81] На одной французской карте 1706 года восточная граница Московии с Сибирью проходит от Белого моря по реке Мезень, далее на юг, пересекая Северные Увалы и Волгу у Нижнего Новгорода, далее вверх по Оке до Касимова (а не вниз по Волге до Астрахани!), от Касимова по меридиану на юг до Богучара на Дону. Слева от Богучара вверх по Дону Московия граничила с казацкими землями (Диким Полем) [82], а в промежутке «Тула - Калуга» - с Воротынью. При этом известно, что ни Дикое Поле, ни Воротынь налогов и податей Московии не платили, ибо были независимы. На Дону остались только Казаки-старожилы. Земли принадлежавшие уничтоженным поселениям, что составляло около третьей части Казачьего Присуда, отобраны в пользу России.

Городки по Дону и после Петра I располагались до нынешнего Коротояка. Татищев в своем Лексиконе указывает: «Новогорье - станица донская на левом берегу Дона при устье реки Икарец, выше Колыбельки 12 верст, ниже Дивногорского монастыря; Усть-Битецкая - станица донская при речке Битюг, Воронежской губ., впадающей в Дон с левой стороны; Белогорье - станица донская на Дону выше Калитвы 30 верст, от города Павловска 5 верст; Богучар - станица донская ниже Калитвы 57 верст».



[1] http://www.rusfort.ru/encyclopedia/fort.php?name=azov
[2] Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение / Губернские ведомости. – №20. – Воронеж, 1865.
[3] Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – СС. 9, 36, 58.
[4] Мурзаев Э.М. Очерки Топонимики. – М., 1961. – СС. 225-353.
[5] Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1893. – Воронеж, 1893. – СС. 125-157.
[6] Дикое поле – историческое название степей между Доном и левыми притоками Днепра и Десны.
[7] Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1893. – Воронеж, 1893. – СС. 125-157.
[8] http://kharkov.vbelous.net/slobslov.htm.
[9] Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1893. – Воронеж, 1893. – СС. 125-157.
[10] Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – СС. 9, 36, 58.
[11] Загоровский В.П. Воронежский край с древнейших времен до конца ХVII века. – Воронеж, 1976. – СС. 27, 28, 33.
[12] Королев В.Н. Старые Вешки. - Ростов-на-Дону, 1991. - СС.13
[13] Алещенко К.Н. Земля Петропавловская. - В., 1993. - С. 13.
[14] Аббасов А.М. Историческо - краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – С. 8.
[15] Кретова О.Н. Русский город Воронеж. – Воронеж,1986. – С. 15.
[16] ЮРТ (тюрк.), 1) семья или род, ведущие самостоятельное хозяйство; 2) владения рода; 3) совокупность владений отдельных татарских ханств.
[17] Сухоруков В.Д. Историческое описание Войска Донского // Жур. Дон. – 1986. – № 9.
[18] Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – СС. 9, 36, 58.
[19] Заруцкий Иван Мартынович (?-1614), донской атаман. В 1606-07 примыкал к И.И. Болотникову, в 1608-10 боярин Лжедмитрия II. В 1611 один из руководителей 1-го земского ополчения, после распада которого выдвигал на русский престол Сидорку, затем сына Марины Мнишек. В 1613-14 возглавлял крестьянско-казацкое движение на Дону и в Н. Поволжье. Выдан правительству яицкими казаками. Казнен.
[20] Сухоруков В.Д. Историческое описание Войска Донского // Жур. Дон. – 1986. – №9.
[21] Центральный государственный архив древних актов СССР (далее ЦГАДА) ф. 1209. оп. 1. д. 614. л. 190.
[22] Петров (Бирюк) Д.И. Кондратий Булавин. – М.,1965. – СС. 31, 123-133.
[23] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону, 1991. – С. 23.
[25] Книга Большому чертежу. – М.-Л., 1950. – С. 83.
[26] Ссылка авторов: 139 г. это 1631 г.
[27] № 286-й. Разрядная выпись о побеге Веневских казаков из донской посылки и государева грамота по сему делу. Москов. ст. столб. № 53, д. 2, лл. 198-202.
[28] Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и частично Курской и Воронежской губернии. – Харьков, 1890. – С. 44.
[29] Разин Фрол Тимофеевич (?-1676), соратник и брат С.Т. Разина. В 1670 участник походов к Астрахани и Царицыну. Командовал повстанческими отрядами на Верхнем Дону. В 1671 пленен. Обещая раскрыть важную государственную тайну, добился отсрочки казни.
[30] Раскол на Дону в конце ХVI века. – СПб., 1889. – С. 226.
[31] Де – Пуле М.Ф. Материалы для истории Воронежской и соседних губерний, состоящие из царских грамот и древних актов ХVII и ХVIII столетий / Орловские акты. – Воронеж, 1861. – С. 390.
[32] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону, 1991. – С. 66-67.
[33] Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – СС. 9, 36, 58.
[34] Кулишов Н.И. В низовьях дона. – М., 1987. – СС. 55-56.
[35] Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. – Воронеж, 1993. – СС. 9, 36, 58.
[36] Королев В.И. Роспись донских казачьих городков конца XVI века / Историко-археологические исследования в Азове и Нижнем Дону в 1991 году. – Вып. 11. – Азов, 1993.
[37] Рыблова М.А. Традиционные поселения и жилища донских казаков. – Волгоград, 2002. – С. 28.
[38] Крюйс К. Розыскания о Доне, Азовском море, Воронеже и Азове (с некоторыми сведениями казаках), учиненное по повелению Петра Великого вице-адмиралом К. Крейсом в 1699 году и поднесенное царевичу Алексею Петровичу. Отечественные записки. – 1824. – № 10. – С. 49.
[39] Сухоруков В.Д. Статистическое описание Земли донских казаков, составленное в 1822-32 гг. – Новочеркасск, 1891. – С. 130.
[40] Лефорт Франц Яковлевич (1655/56-99), российский адмирал (1695). По происхождению швейцарец. С 1678 на русской службе. Сподвижник Петра I, командовал флотом в Азовских походах. В 1697-98 один из руководителей Великого посольства.
[41] Де – Пуле М.Ф. Материалы для истории Воронежской и соседних губерний, состоящие из царских грамот и древних актов ХVII и ХVIII столетий. Орловские акты. – Воронеж, 1861. – С. 390.
[42] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. – СС. 286, 96.
[43] Кретова О.Н. Русский город Воронеж. – Воронеж,1986. – С. 15.
[44] Петр I Великий [30 мая (9 июня) 1672, Москва – 28 января (8 февраля) 1725, Санкт-Петербург], российский царь с 1682 (правил с 1689), первый российский император (с 1721), младший сын Алексея Михайловича от второго брака с Н. К. Нарышкиной.
[45] Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1893. – Воронеж, 1893. – СС. 125-157.
[46] Азовско-Донецкий во имя Иоанна Предтечи (Новодонецкий Предтечев) мужской (далее А.-Д. м.). Первоначально находился на берегу Дона, в 5 км от Донецкой казацкой станицы (современное с. Монастырщина), в 25 км к востоку от г. Богучар. Основан, по преданию, на том месте, где в 1695 г. Согласно храмоздатной грамоте, благословение на сооружение храма дал в 1696 г. свт. Митрофан, еп. Воронежский, еще до завершения строительства земли, на которых находился монастырь, были переданы Тамбовской епархии. В документах о передаче земель в 1697 г. А.-Д. м. упоминался как строящаяся Донецкая  Успенская пустынь. В 1699 г. в пустыни завершилось строительство Успенского храма, антиминс для которого был выдан Тамбовским еп. Игнатием (Шамгиным); освящен храм свящ. тамбовского Преображенского собора Иоанном и иером. Иоанном. В 1702 г. Донецкая Успенская пуст. по челобитью одного из ее насельников, инока Романа, была приписана к Азовскому во имя Иоанна Предтечи монастырю, получив для управления иеромонахов Иоанна и Германа. Однако в 1710 г. по наговорам донских казаков присланный из Азовского Предтеченского монастыря иером. Гавриил не был принят местными иноками, желавшими видеть своим настоятелем строителя Капитона из Троицкого монастыря Мигулинской станицы. Спор был разрешен в пользу Азовского монастыря. Братия последнего (30 чел.) в связи с передачей Азова Турции в дек. 1712 г. перешла в Донецкую Успенскую пуст. После объединения обоих монастырей вновь образованная обитель получила наименование Азовско-Донецкой Успенской пуст. Азовско-Донецкая Успенская пустынь была переведена вниз по Дону на место Донецкой казацкой станицы, а близ нее поселены крестьяне, переведенные из дер. Орловки Данковского у. В 1735 г. здесь была построена кирпичная церковь во имя Иоанна Предтечи и обитель получила статус монастыря. После реформы 1764 г. монастырь был оставлен за штатом, все земли (кроме 511 дес. и неск. озер) и крестьяне отобраны. В 1764 г. в А.-Д. м. проживало 10 чел. братии, в 1769-м – 5 чел., а в 1805 г. – всего 1 иеромонах. В конце XVIII – начале XIX в. строители менялись почти ежегодно. См. Историко-статистическое описание Донецкого Предтечиева монастыря. – Воронеж, 1877.
[47] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону, 1991. - С. 74.
[48] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону, 1991. – С. 75.
[49] Беринг (Bering) Витус Ионассен (по документам Иван Иванович) (крещен 5 августа 1681, Хорсенс, Дания – 18 декабря 1741, остров Беринга), русский мореплаватель, первооткрыватель Берингова пролива, исследователь Северо-Западной Америки, северной части Тихого океана и северо-восточного побережья Азии, капитан-командор (1730).
[50] ЦГАДА. Ф. 210. стобец Белгородского стола. № 1871. л. 44.
[51] Письма и бумаги императора Великого. – Т.2. (1702 – 1703) – СПБ., 1889. – С. 328.
[52] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону,1991. – СС. 69.
[53] Апраксин Федор Матвеевич (1661-1728), граф (1709), сподвижник Петра I, генерал-адмирал (1708). Брат П. М. Апраксина и царицы Марфы, жены царя Федора Алексеевича. Командующий русским флотом в Северной войне и Персидском походе. С 1717 президент Адмиралтейств-коллегии, с 1726 член Верховного тайного совета.
[54] Письма и бумаги императора Великого. – Т.2. (1702 – 1703) – СПб., 1889. – С. 328.
[55] Там же.
[56] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. - СС. 286, 96.
[57] Воронежский край на южных рубежах России ХVII – ХVIII в. – Воронеж, 1981. – СС. 87-88.
[58] Кулишов Н.И. В низовьях дона. – М., 1987. – СС. 55, 56.
[59] Газета «Коммуна». – Воронеж. – № 122 (25356). – 22 августа 2009 г.
[60] Петров (Бирюк) Д.И. Кондратий Булавин. – М., 1965. – СС. 31, 123-133.
[61] Сухоруков В.Д. Общежитие донских казаков в XVII и XVIII столетиях / Русская старина. Карманная книжка для любителей отечественного на 1825 год. – СПб., 1824. – СС. 179-180.
[62] Владимир Иванович Лебедев (1894-1966). Ученый-марксист, член КПСС с 1927 г., В. И. Лебедев всю свою многолетнюю научно-исследовательскую и педагогическую деятельность посвятил изучению классовой борьбы в России XVII – XVIII вв.
[63] КАЗАЧИЙ ГОРОДОК БОГУЧАР  Официально Богучар стал городом в 1779 году. Он был образован из слободы Богучар, основанной служилыми казаками Острогожского полка в 1717 году. Эти факты имеют документальное подтверждение, они не вызывают сомнений у краеведов. Однако в исторической литературе высказывалось предположение о существовании на месте Богучара более раннего поселения вольных казаков в начале XVIII века. История этого поселения оставалась совершенно неизвестной. В Центральном государственном архиве древних актов в Москве мне удалось недавно найти рукописные документы о казачьем городке Богучаре, основанном вольными поселенцами в 1701 году. Сопоставление их с документами, опубликованными в прошлом веке историком, русского флота С.И.Елагиным, позволило установить, что городок Богучар существовал всего лишь три года и был разрушен по личному распоряжению Петра I в 1704 году. Напомню, что речка Боучар, или Богучар, упоминается впервые в 1595 году; к ней, в незаселенную тогда степь, выезжали конные русские разъезды, наблюдавшие за крымскими татарами. С 1614 года «Богучарский юрт» стал сдаваться царской казной «на откуп» для рыбной ловли пушного промысла. Первым временным хозяином «Богучарского юрта» был воронежский стрелец Иван Шемаев. В 1685 году «Богучарским юртом» завладел Дивногорский монастырь, находившийся при впадении реки Тихой Сосны в Дон. Монахи платили в казну 23 рубля в год и посылали к речке Богучар в летнее время своих «трудников». Постоянного поселения на речке Богучар до 1701 года не было. В архиве сохранилось подлинное письмо архимандрита Дивногорского монастыря Амвросия царю Петру I, написанное в начале 1702 года. Привожу выдержку из него: «В прошлом, государь, 1701-м году, незнаемо по какому твоего великого государя указу, в той оброчной вотчине в Богучарском юрту, на речке Богучаре, по Крымскую сторону реки Дону, поселились дворами незнаемо какие люди, человек с двести, а сказываютца донскими казаками». (Центральный государственный архив древних актов, фонд 210, столбец Белгородского стола № 1871, лист 44). 28 апреля 1702 года Петр I приказал воеводе города Острогожска о новом поселении «сыскать накрепко». В 1703 году вольными богучарскими поселенцами стал заниматься адмирал Федор Матвеевич Апраксин, руководивший в это время строительством русского флота в Придонье. 11 сентября 1703 года он послал запрос Петру I из Воронежа: «Новопостроеный городок казачий, что на Богучаре, сводить ли?» На донесении Петр I лично наложил резолюцию: «Сводить». Ф.М.Апраксин послал для уничтожения городка отряд солдат в количестве 50 человек во главе с майором, но богучарцы не дали себя в обиду и отстояли город.1 августа 1704 года адмирал Апраксин вновь обратился к Петру I. Он сообщил, что в Богучаре уже живут 500 человек, что богучарцы не выполняют его распоряжений и принимают к себе беглых русских крепостных крестьян. Разгневанный царь ответил Апраксину 21 августа 1704 года из Нарвы: «О Богучаре при возврате своем из Азова учини так, взяв солдат пошли, и перехватав, посажай на каторги». Осенью 1704 года казачий городок Богучар прекратил свое существование, жители его были изгнаны. Через три года после гибели города Богучара в Придонье вспыхнуло народное антифеодальное восстание под руководством Кондратия Булавина. Нет сомнений в том, что в повстанческих отрядах Булавина сражались и первые богучарцы. (В.П. Загоровский, профессор ВГУ. Газета «Коммуна», 1987, 24 февраля).
[64] Токмаков И.Ф. Город Богучар Воронежской губернии и его уезд. – М., 1900. – СС. 65-70.
[65] Петров (Бирюк) Д.И. Кондратий Булавин. – М.,1965. – СС. 31, 123-133.
[66] Кулишов Н.И. В низовьях дона. – М., 1987. – СС. 55-56.
[67] Булавин Кондратий Афанасьевич [ок.1660, по другим данным 6.06.1671 – 7(18) июля1708,Черкасск], войсковой атаман Войска Донского (1708), предводитель казачьего восстания 1707-1708.
[68] Долгоруков Василий Владимирович (1667-1746), князь, российский генерал-фельдмаршал (1728). Руководил подавлением Булавинского восстания. С 1726 генерал-аншеф. С 1728 член Верховного тайного совета. В 1731 арестован. В 1739 заточен в Соловецкий монастырь. С 1741 президент Военной коллегии.
[69] Сухоруков В.Д. Историческое описание Войска Донского // Жур. Дон. – 1986. – № 9.
[70] Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение. Губернские ведомости. – Воронеж. – № 20. – 1865.
[71] Воронежский край на южных рубежах России ХVII – ХVIII в. – Воронеж, 1981. – СС. 87-88.
[72] Голый Никита (?-1709), донской казак, предводитель голытьбы в Булавинском восстании. В ноябре 1708 взят в плен царскими войсками, вероятно, казнен.
[73] Воронежский край на южных рубежах России ХVII – ХVIII в. – Воронеж, 1981. – СС. 87-88.
[74] Лебедев В.И. Булавинское восстание (1707-1708). – М., 1967.
[75] Лебедев В. И. Булавинское восстание (1707-1708). – М., 1967.
[76] Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение. Губернские ведомости. – Воронеж. – № 20. – 1865.
[77] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону, 1991. – С. 89.
[78] Лебедев В.И. Булавинское восстание (1707-1708). – М., 1967.
[79] Королев В.Н. Старые Вешки. – Ростов-на-Дону. – 1991. – С. 89.
[80] Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение / Губернские ведомости. – Воронеж. – № 20. – 1865.
[81] Де – Пуле М.Ф. Материалы для истории Воронежской и соседних губерний, состоящие из царских грамот и древних актов ХVII и ХVIII столетий. Орловские акты. – Воронеж, 1861. – С. 390.
[82] http://imperia.lirik.ru/index.php/content/view/53/41/